41.
Внешняя политика второй половины XIX в.
Крымская война символизировала не только крупное военное поражение России, она также была символом поражения дипломатического — Россия тогда оказалась в полной политической изоляции перед лицом объединенного противника. Ей непосредственно противостояли три великих империи: Османская, Британская, Французская. Четвертая европейская империя — Австрийская, хотя и не выступила против России, но и не оказала ей никакой, даже дипломатической поддержки.По условиям заключенного в 1856 г. в Париже мира Россия теряла свои права на Южную Бессарабию, но главное — она лишалась права иметь в Черном море военный флот, иметь на побережье оружие и строить там военные корабли. Это называлось «нейтрализация Черного моря». Известно, какое громадное значение в русской истории имела борьба за прочный выход к Черному и Балтийскому морям: в пореформенное время через черноморские порты проходила львиная, и возрастающая, доля российского экспорта, в частности, экспорта пшеницы. Черное море важно было и для военной безопасности России. Поэтому главной внешнеполитической задачей России во второй половине XIX в. была отмена этого пункта Парижского договора. Этот период дипломатической истории России связан с именем А.М. Горчакова.В первую очередь России нужно было выйти из внешнеполитической изоляции. Это было нелегко: как дружно ополчилась против России вся европейская дипломатия в годы польского восстания 1863—1864 гг.! Играя на многочисленных европейских противоречиях (англо-французских, прусско-австрийских, франко-прусских и т.д.), под лозунгом европейского равновесия русская дипломатия стремилась препятствовать усилению любого из европейских игроков, будь то Франция, Германия, Великобритания или Австро-Венгрия. Она держала курс на сближение с Францией, но также с Пруссией (Бисмарк в это время «железом и кровью» добивается единства Германии под прусским главенством, укрепляя позиции Германии на Балтике и в Европе в целом).Европейская политика России была осторожной и гибкой. Когда в 1870 г. в военной схватке столкнулись два европейских гегемона — Франция и Пруссия — Россия сумела сохранить нейтралитет. Франко-прусская война привела к невиданному поражению, разгрому, крушению и изоляции Франции. Но как раз Франция была главным гарантом ограничительной и унизительной для России Крымской системы.И в октябре 1870 г. вышла знаменитая депеша Горчакова европейским дворам, оповещавшая их о распаде Крымской системы. Сначала это было воспринято как «смелая (если не дерзкая) выходка», но уже в марте 1871 г. в Лондоне, на конференции европейских стран по внешнеполитическим вопросам, был подписан договор, отменявший «нейтрализацию Черного моря». Россия снова вступала в свои права: она имела теперь право держать на Черном море неограниченное количество военных судов и осуществлять военное укрепление своего черноморского побережья. Без единого выстрела дипломатия Александра и Горчакова добилась крупного успеха.В 1873 г. успех был закреплен «союзом трех императоров» (российского, германского и австро-венгерского), покончившего с европейской изоляцией России и гарантировавшего ей европейский нейтралитет в случае очередного столкновения с Турцией.А такое столкновение назревало. Христианские народы на Балканах — южные славяне (прежде всего сербы и болгары) жестоко страдали от притеснений Османской империи, от многовекового турецкого ига и нуждались в защите России. На восстание славян (в Герцеговине, Боснии и Болгарии) турки ответили неслыханной резней. За спиной Турции, как и прежде, стояла Англия, самый последовательный внешний недруг России в то время.В апреле 1877 г. Россия объявила Турции войну, и русская армия вскоре приступила к форсированию Дуная и вступила в Болгарию. Император Александр был вместе с армией. Довольно быстро русские вышли на всю линию Балкан, и на Балканском театре военных действий перед ними открылся путь к Константинополю. Одновременно русские силы (Кавказская армия) выступили против турок на Кавказском театре военных действий.Но Турцию не удалось сломить с ходу: три неудачных штурма Плевны, затяжная оборона русских на Шипкинском перевале, стратегическая оборона на Кавказе — все это потребовало от русских солдат и офицеров больших жертв и героизма. Среди генералов той войны особенно известен был М.Д. Скобелев — отчаянный смельчак, лихой кавалерист. В ноябре 1877 г. на Балканах была взята штурмом крепость Плевна, на Кавказе — крепость Карс. В конце 1877 г. русские перешли через Балканский горный хребет и полностью освободили Болгарию. И вот они в Сан-Стефано — это предместье в 12 км от Константинополя. Еще один бросок — и Константинополь взят.Великобритания не могла допустить уничтожения своего союзника и усиления позиций России на Балканах. Лондон немедленно ввел свою эскадру в Мраморное море — английские военные корабли стояли на константинопольском рейде. В феврале 1878 г. Турция была вынуждена подписать с Россией Сан-Стефанский мирный договор, исключительно выгодный России и ее союзникам — Сербии, Черногории, Румынии и — особенно — болгарам.Но западные державы не позволили закрепить победу. Объединенными усилиями Европы, и прежде всего Австрии, Англии и Германии, военный успех России, оплаченный немалой кровью (200 тыс. убитых и раненых), был в значительной степени перечеркнут на Берлинском конгрессе — в ущерб южным славянам и самой России. И все же Россия вернула себе Южную Бессарабию и часть Армении и Грузии (крепость Карс, город Батум). Так закончилась русско-турецкая война 1877—1878 гг.Другие наиболее яркие страницы внешнеполитической истории того времени: русское завоевание Средней Азии — Бухарского эмирата, Кокандского (Ферганская долина) и Хивинского ханств, туркменских племен (всего около 6 млн населения), вступление в города: Чимкент, Ташкент (брали штурмом), Бухара, Самарканд, Коканд.В этот период происходит укрепление позиций России на Дальнем Востоке. Прежде всего — в результате договоров с Китаем — разграничение русско-китайской границы по Амуру: левый берег Амура — русские, правый — китайцы. Ясной границы с Китаем до середины ХIХ в. не было. Более того, устье Амура считалось белым пятном на мировой карте.С тех самых времен расширяется русское присутствие в Приамурье и Приморье. Основываются Владивосток, Хабаровск. Население Дальнего Востока стремительно увеличивается: в 1867 г. — там проживало около 500 тысяч чел., в 1879 — 600 тысяч, в 1897 — до 1 млн чел.Что касается русско-японских отношений, то здесь долгое время камнем преткновения был Южный Сахалин. Но в 1875 г. удалось найти соглашение — состоялся обмен территорий: весь Сахалин отходил к России, Курильские острова — к Японии.Особая тема внешней политики Александра II — Русская Америка. Удержать эту огромную и достаточно отдаленную от России территорию в составе Российской империи представлялось достаточно сложной задачей. Невозможно было дислоцировать там войска, так как доставлять им вооружение и продовольствие в условиях крайнего севера было невозможно. Кроме того, эта территория не выглядела в глазах российского императора и его окружения как нечто ценное. Полезные ископаемые на тот период были еще не разведаны. Идея продажи Аляски возникла еще во время Крымской войны, когда казалось, что эту богатую и обширную территорию (1,5 млн. кв. км.) может захватить Британия. Чтобы не допустить этого, было принято решение продать Аляску США. В марте 1867 г. в Вашингтоне был подписан договор о продаже Аляски (вместе с близлежащими Алеутскими островами) за сравнительно небольшую сумму — 7 млн 200 тыс. долл.Итак, при Александре II произошло включение всех окраинных пространств Евразийской степи в единое государство. Такого огромного и мощного государства в Евразии не было со времен Монгольской империи.Продолжая миролюбивую внешнюю политику своего отца, Александр III действовал более осторожно и взвешенно, не давая втянуть свою страну ни в один из намечавшихся в Европе конфликтов, за что получил прозвище «Миротворец». Свою роль при этом играли и природные свойства его натуры, отнюдь не агрессивной, имел значение и опыт пребывания в действующей армии во время русско-турецкой войны. В области внешней политики Александр III был наиболее свободен от каких бы то ни было сторонних влияний и без преувеличения можно сказать, что в этой сфере он ориентировался почти исключительно на свои собственные взгляды. В 1882 г. умер А.М Горчаков, ставший к концу своей жизни уже абсолютно нетрудоспособным. На его место был назначен не какой-нибудь выдающийся государственный человек, а скромный и весьма исполнительный чиновник статс-секретарь Николай Карлович Гирс, который и являлся, в сущности, не столько министром, сколько личным секретарем императора в сфере внешней политики. Это обстоятельство не мешало, однако, Александру в тех случаях, когда деятельность МИДа не соответствовала взглядам наиболее нетерпимых националистов, делать вид что Гирс проявляет недопустимое самоуправство и обрушивать на него всевозможные нападки.В первой половине его царствования международное положение складывалось не особенно удачно для России. Грозили конфликтом отношения с Великобританией — из-за русских завоеваний в Средней Азии граница России вплотную приблизилась к Афганистану. Великобритания начала откровенно провоцировать русско-афганский инцидент, рассчитывая втянуть Россию в войну с Афганистаном, который не покорился им самим. Подстрекаемые англичанами афганцы в марте 1885 г. заняли своими войсками спорную территорию с крепостью Кушка. Командующий Туркестанским округом, понимая, что дело принимает серьезный оборот и может иметь далеко идущие последствия, запросил инструкций из Петербурга. Александр отреагировал кратко: «Выгнать и проучить как следует!». Столкнувшись с русской армией, афганцы бежали и были преследуемы казаками, стремившимися захватить английских инструкторов, несколько десятков верст.Британский посол получил из Лондона предписание в жесткой форме потребовать от русского правительства извинений. Вместо ответа Александр III наградил начальника пограничного отряда в Туркестане генерала А.В. Комарова орденом Св. Георгия 3-й степени и мобилизовал Балтийский флот. Решительная позиция императора, осторожность Гирса, стремившегося все-таки не допустить прямого военного столкновения, и неготовность к крупной войне либерального кабинета Гладстона в Великобритании сделали свое дело. Лондон предложил создать совместную комиссию для рассмотрения этого инцидента и выработки приемлемого решения. 29 августа 1885 г. был заключен англо-русский договор, определивший линию русско-афганской границы. Граница России в районе Памира вплотную подошла к Северной Индии. После Кушки Великобритания вплоть до начала XX в. уже более не позволяла себе явно антирусских действий.Другой опасностью, грозившей России в тот период, была война с Австро-Венгрией и, может быть, даже с Германией. Спровоцировать русско-австрийскую войну очень не прочь был канцлер Германии Бисмарк, надеясь таким образом получить для себя свободу действий в отношении Франции. Несмотря на стойкую антипатию Александра III к немцам (во многом внушенную ему его женой — датчанкой Дагмарой (Марией Федоровной), ему, в значительной степени благодаря хорошим личным отношениям со старым германским кайзером (императором) Вильгельмом I, удалось разрушить планы Бисмарка. Тем не менее, положение на Балканах становилось для России весьма неблагоприятным. Здесь неуклонно слабело русское влияние и, соответственно, усиливались позиции Австро-Венгрии. Румыния и Сербия, не получив того, что им причиталось по Сан-Стефанскому миру, обвиняли в этом Россию и были настроены весьма прохладно по отношению к ней. Болгария, которая была создана Россией и в которой, с согласия русского правительства, был избран князем Александр Баттенберг (племянник вдовствующей императрицы Марии Александровны), переживала в этот период большие внутренние неурядицы. Она получила в 1879 г. очень демократичную (Тырновскую) конституцию, составленную русскими юристами, которая значительно стесняла самостоятельные действия Александра по управлению страной. В начале 1882 г. Александр Баттенберг произвел государственный переворот. Тырновская конституция была им уничтожена и введена новая, существенно расширившая его полномочия (в частности, он получал на семь лет право диктаторского управления страной). Все это кончилось сильнейшим народным недовольством, стараясь справиться с которым Александр, вопреки желанию русского правительства, в сентябре 1885 г. объявил о воссоединении Болгарии и Восточной Румелии (последняя — южная Болгария — входила в состав Турции в качестве автономной провинции). Россия, считавшая Болгарию особенно близкой себе, не была даже проинформирована о подобных планах. Вся Европа ожидала, что Россия в очередной раз вступится за своих болгарских друзей и спровоцирует войну на Балканах.Александру III, однако, хватило государственной мудрости не делать этого опрометчивого шага. Россия, не желая против своей воли вновь быть втянутой в балканские события, категорически не признала законности этих действий, предоставив Баттенбергу самому выпутываться из затруднения. Более того, Александр III пошел на разрыв дипломатических отношений с Болгарией, отозвал из болгарской армии русских военных советников и вычеркнул Александра Баттенберга из списков русской армии.В итоге затяжного правительственного кризиса в Болгарии без согласия Александра III на престол был избран ставленник Австро-Венгрии Фердинанд Кобург-Готский. Болгария, освобожденная от турецкого ига кровью русских солдат, становилась чуждой и враждебной России. Сам Фердинанд, по воспоминаниям современников, испытывал к России «чувство непреодолимой антипатии и известного страха». Русско-болгарские дипломатические отношения были восстановлены лишь после смерти Александра III — в 1896 г., но напряженность и холод между государствами сохранились. С конца 80-х гг. XIX в. главным союзником России на Балканах становится Сербия — единственная страна, имеющая свою собственную, а не навязанную Австрией правящую династию.Стремясь избегать ненужного обострения ситуации на Балканах, Александр III тем не менее не забывал о стратегической цели России в этом регионе — Проливах. Он понимал, что для захвата Босфора и Дарданелл необходима внушительная морская сила и вплотную занялся воссозданием флота, отдав безусловный приоритет Черноморскому. В 1886 — 1891 гг. в состав Черноморского флота входят 4 броненосца с характерными названиями — «Синоп», «Чесма», «Екатерина II» и «Георгий Победоносец». Известно, что Военное и Морское министерства разрабатывали в конце 80-х гг. план десантной экспедиции на Босфор. Таким образом, Царь-Миротворец ни на минуту не забывал о великодержавности.В первой половине царствования Александра III международное положение России было совершенно уединенным. Это объяснялось основными принципами внешней политики русского императора, который считал:Противоречия между великими державами Александр III стремился использовать на благо России, обеспечивая ей свободу рук в других регионах, прежде всего — в Азии. В 1881 г. он возобновил Союз трех императоров, направленный на поддержание status quo в Европе (продлен в 1884 г.). Между Россией и Германией был заключен т.н. «Договор перестраховки» (1887 г.) о благожелательном нейтралитете и невмешательстве в политику Германии в Европе. Т.о. Александр явно стремился продолжать политику Горчакова по отношению к Германии.Однако вторая половина царствования Александра III (начиная с 1887 г.) стала, тем не менее, временем активного вмешательства в европейские дела. В 1887 г. едва не вспыхнула новая война между Германией и Францией. Здесь опять (как и в 1875 г.) огромную роль сыграла позиция России. Личное послание Александра III Вильгельму I позволило избежать войны несмотря на страстное желание Бисмарка. Со стороны России это объяснялось стремлением восстановить европейское равновесие, нарушенное в 1871 г. Версальским миром, закончившим франко-прусскую войну и в 1879 г. заключением Тройственного союза (Германия, Австро-Венгрия и Италия), который в равной степени угрожал как России, так и Франции.Отставка в 1890 г. Бисмарка с поста канцлера свидетельствовала о переходе Германии к более агрессивному внешнеполитическому курсу. Это послужило началом сближения России и Франции, вехами которого стали:Это русско-французское сближение явилось важным фактором международной политики конца XIX в. Этим был положен конец стремлению Бисмарка нанести окончательный удар Франции, и в Европе на сравнительно долгий промежуток воцарился прочный мир. Именно после заключения союзного договора в официозной литературе Александр III стал именоваться «миротворцем». Вместе с тем, этот договор стал первым шагом к оформлению Антанты (англо-франко-русского военного союза) и, т.о. шагом в сторону подготовки к мировой войне. Видеолекция «Внешняя политика второй половины XIX в.»: