53.
Гражданская война и интервенция
Гражданская война 1918—1920 гг. продолжает оставаться одним из важнейших событий отечественной истории. Она оставила неизгладимый след в памяти народов России, ее последствия и сегодня ощущаются в политической, экономической и духовной сферах жизни нашего общества. Гражданской войной называют ожесточенную вооруженную борьбу за власть между различными социальными группами. Гражданская война — всегда трагедия, смута, разложение общественного организма, не нашедшего в себе сил справиться с поразившей его болезнью, распад государственности, социальная катастрофа.Гражданскую войну в России (1918—1920) вызвали следующие причины:В Гражданской войне принято выделять следующие этапы:К весне 1918 г. подавляющее большинство граждан России воевать не хотело. Подтверждением этого тезиса может служить тот факт, что против большевиков в начале 1918 г. выступало не более 2—3% офицеров старой русской армии. Так, в первом походе Добровольческой армии участвовал 2341 офицер, а вся армия насчитывала 3377 чел. Однако по мере развертывания боевых действий в войну неизбежно втягивались миллионы людей. И фронт Гражданской войны проходил не только через леса и поля, он проходил через семьи, через души и сердца людей. Поэтому при характеристике состава противоборствующих в Гражданской войне сил следует избегать примитивного «классового» деления на бедных и богатых. Состав красных и белых армий не так уж и отличался друг от друга. В Красной армии служили потомственные дворяне, а рабочие Ижевска и Воткинска воевали под красными знаменами в армии Колчака. Кровавая мясорубка Гражданской войны втягивала людей чаще всего без их желания и даже, несмотря на их сопротивление, нередко все решали обстоятельства. Многое, например, зависело от того, под чью мобилизацию попал человек, каково было отношение тех или иных властей лично к нему, его семье, от чьих рук погибли его родственники и друзья и т.д. Немалую роль играли особенности региона, национальность, религия и другие факторы. Следует учитывать также, что позиции конкретных личностей, политических партий и социальных слоев в ходе войны не были статичными. Они изменялись — и нередко — радикальным образом.Основная борьба в ходе Гражданской войны проходила между красными и белыми. Но весьма значительной была и третья сила, выступавшая под лозунгом: «Бей красных пока не побелеют, бей белых пока не покраснеют». В историю Гражданской войны она вошла под названием «зеленых».Костяк лагеря красных составляла партия большевиков, создавшая мощную вертикальную структуру и под лозунгом диктатуры пролетариата фактически установившая свою власть.Социальную базу советского лагеря составляли:Обратим внимание на некоторые стороны создания Красной Армии. 15 января 1918 г. декретом СНК провозглашалось создание Рабоче-Крестьянской Красной Армии, а 29 января 1918 г. был принят декрет об организации Красного Флота. Но первые итоги создания новой революционной армии не внушали оптимизма. Наибольшее число добровольцев было зафиксировано в периферийных районах, находящихся под непосредственной угрозой захвата белыми, и в крупных промышленных центрах. К тому же под видом добровольцев в Красную Армию вступало значительное количество деклассированных элементов, рассматривающих войну как источник личного обогащения. В июле 1918 г. был опубликован Декрет о всеобщей воинской повинности мужского населения в возрасте от 18 до 40 лет. По всей стране создавалась сеть военных комиссариатов для ведения учета военнообязанных, организации и проведения военного обучения, мобилизации годного к военной службе населения и т.д. К осени 1918 г. в ряды Красной Армии было мобилизовано 300 тыс. чел., к весне 1919 г. — 1,5 млн чел., к октябрю 1919 г. — до 3 млн чел., к 1920 г. число красноармейцев приблизилось к 5 млнБольшое внимание большевики уделяли подготовке командных кадров. Помимо краткосрочных курсов и школ для подготовки среднего командного звена из наиболее отличившихся красноармейцев, в 1917—1919 гг. были открыты высшие военные учебные заведения: Академия Генерального штаба Красной Армии, Артиллерийская, Военно-медицинская, Военно-хозяйственная, Военно-морская, Военно-инженерная академии. Вместе с тем, весной 1918 г. в советской печати было опубликовано извещение о привлечении на службу в Красную Армию военных специалистов старой армии. На 1 января 1919 г. в Красной Армии числилось примерно 165 тыс. бывших офицеров царской армии.Характеризуя политику и состав красных сил, следует остановиться и на политике «красного террора». В целом, это политика устрашения населения. Впервые в широких масштабах террор был применен по отношению к крестьянству на основании декрета от 9 мая 1918 г. о предоставлении чрезвычайных полномочий комиссару продовольствия. В городах «красный террор» принял широкие размеры с сентября 1918 г. — после убийства председателя Петроградской Чрезвычайной Комиссии М.С. Урицкого и покушения на жизнь В.И. Ленина. Террор носил массовый характер. Только в ответ на покушение на В.И. Ленина Петроградская ВЧК расстреляла, по официальным сообщениям, 500 заложников. В знаменитом бронепоезде, на котором Лев Троцкий совершал свои переезды по фронтам, без устали работал военно-революционный трибунал с неограниченными полномочиями. В Муроме, Арзамасе, Свияжске были созданы первые концентрационные лагеря. Между фронтом и тылом формируются специальные заградительные отряды, ведущие борьбу с дезертирами. Политика «красного террора» сыграла свою роль в том, что значительные слои населения не спешили вливаться в ряды белого движения, хотя и разделяли их взгляды.Что же представляли собой белые? Обычно под этим понятием объединяют весь лагерь контрреволюции, выступавший против красных. Это не вполне точно.Антисоветский лагерь составляли:Белый лагерь был неоднороден. В него входили монархисты и либералы, сторонники Учредительного собрания и открытой военной диктатуры, сторонники прогерманской и проантантовской ориентации и люди без определенных политических убеждений. В цивилизационном плане в антисоветском лагере были представлены как сторонники традиционного пути развития, так и выступавшие за развитие России по западным образцам.Из-за политических разногласий у белых не было общепризнанного лидера. Программы Колчака, Деникина и Врангеля не учитывали интересы большинства населения. Так, программа, составленная в штабе Деникина, предусматривала:Подобные меры содержала и программа Колчака: Учредительное собрание, рыночная экономика, защита частной собственности и т.д. К примеру, п.3. «Аграрной декларации» Колчака (март 1919 г.) гласил, что за собственниками сохраняются их права на землю. Если сравнить с Декретом о земле, который провозгласил более понятные и приемлемые для крестьянства меры, то вопрос за какой из программ пойдет большинство выглядит риторическим.В гражданской войне были и сторонники так называемых «зеленых». Что это за сила? Зеленое движение не было организационно оформлено. Оно протекало достаточно стихийно. Наиболее массовый характер оно приобрело весной—летом 1919 г., когда большевики ужесточили продовольственную диктатуру, а Колчак и Деникин — восстанавливали старые порядки. Среди повстанцев преобладали крестьяне, а в национальных районах — русскоязычное население.Так, весной 1919 г. восстания охватили Брянскую, Самарскую, Симбирскую, Ярославскую, Псковскую, Смоленскую, Костромскую, Вятскую, Новгородскую, Пензенскую, Тверскую и др. губернии. В это же время на Украине восстание возглавил бывший штабс-капитан царской армии Н.А. Григорьев, который боролся против мировой буржуазии, Директории, кадетов, англичан, немцев и французов. В течение некоторого времени Григорьев со своими отрядами даже входил в Красную Армию (6-я украинская советская дивизия), но затем выступил против большевиков под лозунгом «За Советы, но без коммунистов».Особенно ярко идеи и практика зеленых проявились в махновском движении, охватившем значительный район юга Украины. Характерно, что четкой программы не было как у Махно, так и у других зеленых вождей. Преобладали эсеровско-анархистские взгляды, движение не было политически организовано. В целом повстанческое движение в России было обречено: партизанские отряды не могли долго противостоять регулярным воинским частям.При анализе событий Гражданской войны необходимо учитывать и внешний фактор вмешательства иностранных государств во внутренние дела России.Страны Антанты отказались признать власть большевиков, но пытались не допустить выхода России из мировой войны. Первоначально Антанта всячески стремилась поддерживать сотрудничество с новой властью, как в Москве, так и на окраинах бывшей Российской империи. На конференции в Париже были разделены сферы влияния союзников на территории России. В начале 1918 г. в Мурманске, Одессе, Владивостоке и других портах высадились первые десанты. В марте 1918 г. Антанта приняла решение о поддержке антисоветских сил путем военной интервенции (рис. 4.10.6). Цель была предельно четкой: «Уничтожение большевизма и поощрение создания в России режима порядка». В действиях бывших союзников России можно выделить три направления:В современной отечественной историографии наметилась тенденция «оправдания» интервенции или приуменьшения ее роли в Гражданской войне в России. Пишут, что интервенционистский корпус был немногочисленным, что интервенты действовали далеко от Москвы и активных боевых действий против красных не вели. Однако факты говорят сами за себя. К февралю 1919 г. на территории России находились иностранные войска общей численностью 202,4 тыс. чел., в т.ч. 44,6 тыс. английских, 13,6 тыс. французских, 13,7 тыс. американских, 80 тыс. японских, 42 тыс. чехословацких, 3 тыс. итальянских, 3 тыс. греческих, 2,5 тыс. сербских. Страны Антанты не жалели средств на борьбу с большевиками. Только за декабрь 1917 г. — первую половину января 1918 г. добровольческая армия получила: 60 млн фунтов стерлингов от Англии, 500 тыс. долларов от США, свыше 1 млн руб. от Франции и из особых источников. Англия оснастила всем необходимым 200-тыс. армию Колчака. США предоставили Верховному правителю к 1 марта 1919 г. — 394 тыс. винтовок, 15,6 млн патронов, пулеметы, орудия, медикаменты и т.д. Причины такой щедрости объяснил еще в 1919 г. У. Черчилль. «Было бы ошибочно думать, что в течении этого года мы сражались за русских белогвардейцев, — отмечала он, — Напротив, русские белогвардейцы сражались за наше дело».Не следует забывать и о роли Германии. После Брестского мира она оккупировала территорию в 1 млн кв. км с населением более 50 млн чел. На территории России находилось около 300 тыс. германских войск.I этап войны. К концу 1917 г. старая русская армия утратила боеспособность и практически распалась. Опора большевиков — Красная гвардия — насчитывала более 460 тыс. чел., но не имела боевого опыта, подготовленных командных кадров, тяжелого вооружения. 16 декабря 1917 г. СНК упразднил все чины и звания, ввел выборность комсостава и передал власть в старой армии солдатским комитетам и Советам. 15 января 1918 г. СНК принял декрет о создании РККА и 29 января — РККФ на добровольческой основе.Одновременно создавали свои вооруженные силы и противники советской власти. В ноябре 1917 г. в Новочеркасске была образована Алексеевская организация (с 27 декабря она стала называться Добровольческой армией). Ее численность в начале 1918 г. составляла, как мы уже отмечали, 3377 чел. В апреле 1918 г. при поддержке Германии стала создаваться Донская казачья армия (П.Н. Краснов). Формировались армии и в других регионах России: в Забайкалье — атамана Г.М. Семенова, в Приморье — И.М. Калмыкова, в Харбине — Л. Хорвата, Народная армия Комуча — в Поволжье, Уральская и Сибирская армии, армия Центральной Рады на Украине, Мусульманский, Армянский и Грузинский корпуса в Закавказье и т.д.И в красной, и в белой армиях использовались два способа комплектования:Создание и красной и белой армий было невозможно без привлечения офицерского состава старой русской армии. На октябрь 1917 г. офицерский корпус насчитывал примерно 250 тыс., среди которых около 220 тыс. (т.е. 88—90%) были офицерами военного времени. И если довоенный офицерский корпус состоял преимущественно из дворян, то к осени 1917 г. в результате тяжелых потерь в ходе войны в строевых полках действующей армии кадровых офицеров можно было пересчитать по пальцам одной руки. Другими словами — социальный состав офицерского корпуса, особенно в полковом звене существенно изменился: из дворянского сословия он стал разночинским.Как отнесся офицерский состав русской армии к большевистской революции? Некоторые историки и особенно современные публицисты утверждают, что большинство офицеров встретили приход к власти большевиков враждебно. Исторические факты свидетельствуют, что позицию подавляющей части офицеров по отношению к советской власти можно назвать выжидательной или настороженно-выжидательной. Сразу же после 25 октября 1917 г. в борьбу против большевиков выступили 2—3% офицеров. Даже в первом походе Добровольческой армии в начале 1918 г. участвовало только 2341 офицер (в т.ч. около 500 кадровых), а вся армия насчитывала 3377 чел. При анализе позиции офицерского корпуса нередко упускают важный аспект. Развал старой армии превратил почти четверть миллиона офицеров в безработных. Декретом СНК по правовому и материальному положению генералы и офицеры были приравнены к солдатам. Война была их профессией, а военная служба — единственным источником существования для десятков тысяч офицеров. И многие потянулись на Дон не потому, что люто ненавидели большевиков и советскую власть, а главным образом потому, что там обещали службу.Советское правительство обратилось к военным профессионалам лишь летом 1918 г., когда началось строительство регулярной Красной Армии. К концу года нужно было сформировать 60 дивизий. Для этого требовалось около 55 тыс. командиров всех степеней, а на курсах можно было подготовить только 1773 красных офицера, пригодных разве что на первичных офицерских должностях. И в Красную Армию многие офицеры пошли не потому, что свято верили в идеалы мировой революции и будущую социалистическую Россию. Для большинства причины вступления в Красную Армию были более прозаическими. Но без их участия в строительстве и боевых действиях Красной Армии, о победе в Гражданской войне не могло быть и речи. Из 20 командующих фронтами — 17 были военными специалистами (в т.ч. 10 офицеров Генштаба и генералов). Из 100 командующих армиями — 82 составляли офицеры старой русской армии (в т.ч. 62 были кадровыми офицерами). Должности начальников штабов фронтов (100%) и армий (83%) замещали также военспецы (из 25 НШ фронтов — 22 были офицеры Генштаба). Главкомом вооруженных сил Республики были также полковники Генерального штаба И.И. Вацетис и С.С. Каменев. А в целом 53% офицеров Генштаба служили в Красной Армии.В ходе изучения участия офицерского корпуса в Гражданской войне на той или иной стороне следует избегать примитивного «классового» подхода: за бедных, за богатых, из дворян и т.д. По этой логике сын казачки Л.Г. Корнилов, сын солдата генерал М.В. Алексеев, а также генерал А.И. Деникин и многие другие должны были бы служить в Красной Армии, а аристократы, потомственные дворяне Брусилов, Тухачевский, Данилов — создавать Добровольческую армию. В жизни все оказалось гораздо сложнее. Из 250 тыс. офицеров примерно 75 тыс. служили в Красной Армии (30%). Около 100 тыс. (40%) — в белых и других армиях. Оставшиеся 30% — обратились в «первобытное состояние», т.е. вернулись к довоенным занятиям или погибли, умерли, рассеялись по территории России, эмигрировали за границу.Гражданская война в России привела к феноменальному явлению, когда войсками противоположных сторон командовали офицеры и генералы вчера еще единой Российской армии. Так, с одной стороны были М.В. Алексеев, Л.Г. Корнилов, А.И. Деникин, А.В. Колчак, Н.Н. Юденич, а с другой — их вчерашние однополчане, ставшие на службу советской власти: главкомы Красной Армии И.И. Вацетис, С.С. Каменев, командующие войсками фронтов — В.М. Гиттис, А.И. Егоров, В.Н. Егорьев, П.П. Сытин, М.Н. Тухачевский, В.И. Шорин; крупные штабные работники — П.П. Лебедев, Н.Н. Петин, Н.И. Раттель, Б.М. Шапошников; командующие армиями — М.И. Василенко, А.И. Геккер, А.И. Корк, М.К. Левандовский, И.П. Уборевич, Р.П. Эйдеман и другие.Крайне запутанным в современной литературе является вопрос о численности вооруженных сил. Нередко общую численность РККА сравнивают с численностью войск той или иной белой армий в конкретной операции. Например, в известном учебном пособии «История России» (М.: МПГУ,1995) в гл.10 отмечается: «Всего за 1918—1920 гг. в Красную Армию было привлечено 6,7 млн чел., а только в 1919—1920 гг. выявлено и возвращено на службу более 2,8 млн дезертиров. У Колчака было примерно 400 тыс. чел., Деникина — 160 тыс. чел., Врангеля — более 40 тыс. чел., Юденича — до 20 тыс. чел». Военные историки считают по-другому. Старший научный сотрудник Института военной истории МО РФ В.О. Дайнес пишет: «К концу февраля 1919 г. численность советских войск составляла 625 тыс. штыков и сабель, противник имел 511 тыс. штыков и сабель».Активные действия антисоветских сил открыл мятеж чехословацкого корпуса. Он был сформирован из военнопленных австро-венгерской армии в 1917 г. и по соглашению Антанты и СНК эвакуировался во Францию через Владивосток. В ночь на 26 мая 1918 г. части корпуса, растянувшиеся в эшелонах по железной дороге от Пензы до Хабаровска, выступили против большевиков.Летом 1918 г. в Поволжье, на Урале и в Сибири — возникло около 30 различных преимущественно эсеровских правительств: в Самаре — Комитет членов учредительного собрания, в Екатеринбурге — Уральское областное правительство, в Томске — Сибирское правительство и т.д. Под лозунгом «Вся власть Учредительному собранию!» они развернули вооруженные действия против большевиков.В конце сентября в Уфе была образовано эсеро-кадетское правительство — Директория, которое объявило себя всероссийским. Затем правительство переехало в Омск, где 18 ноября было разогнано Колчаком, ставшим Верховным Правителем.II этап войны. Осенью 1918 — зимой 1919 гг. основными районами боевых действий были:После аннулирования Брестского мира советские войска заняли Белоруссию, значительную часть Прибалтики и всю Левобережную Украину.III этап войны. В марте 1919 г. наступление начали армии Колчака (Сибирская, Западная, Уральская, Оренбургская и Южная армейские группы). Но 28 апреля Восточный фронт красных перешел в контрнаступление (сначала своим южным флангом, а с 21 июня всеми армиями). Армии Колчака отступали в Сибирь, где в январе 1920 г. и были разгромлены (рис. 4.10.7).Чтобы избежать войны с Японией советские войска остановили наступление. В апреле 1920 г. было создано буферное государство — Дальневосточная республика.Летом 1919 г. после очевидного провала колчаковского наступления, поход на Москву развернул Деникин. Боевые действия шли с переменным успехом. Сначала он был на стороне Деникина, затем инициатива перешла в руки советского командования. Рейд конницы генерала Мамонтова во многом дезорганизовал работу Южного фронта красных. Однако к весне 1920 г. советские войска взяли Одессу и Новороссийск. Остатки Вооруженных сил юга России под командованием Врангеля отошли в Крым.Во время боев с Колчаком и Деникиным армия Юденича, поддерживаемая финским, эстонским, литовским, латвийским и др. войсками трижды пыталась захватить Петроград, но не смогла этого сделать и, в конечном счете, была разгромлена.IV этап войны. После разгрома войск Колчака и Деникина советская власть получила передышку. Но она была недолгой. Польша при поддержке стран Антанты потребовала восстановления границы, существовавшей до 1772 г., т.е. до первого раздела Польши. Россия на это не согласилась. 21 апреля Польша подписала с Украинской директорией соглашение, по которому:25 апреля 1920 г. поляки начали наступление и 6 мая захватили Киев. 26 мая в контрнаступление перешли советские войска, которые к середине августа подошли к Варшаве. Это вызвало у части большевистских лидеров надежду на скорую реализацию идеи мировой революции в Западной Европе. В Приказе по Западному фронту Тухачевский писал: «На наших штыках мы принесем трудящемуся человечеству счастье и мир. На Запад!». Однако несогласованность действий между фронтами и крах надежд на помощь польского пролетариата привели к поражению советского Западного фронта. 12 октября 1920 г. в Риге был подписан мирный договор с Польшей, по которому к ней переходили территории Западной Украины и Западной Белоруссии.В ходе советско-польской войны начал активные действия Врангель. Его войска были остановлены на Каховском и других плацдармах. В конце октября войска Южного фронта перешли в контрнаступление, прорвали перекопские и чонгарские укрепления и разгромили Врангеля (рис. 4.10.8). 16 ноября 1920 г. после взятия Керчи Южный фронт был ликвидирован. Почти 100 тыс. человек были вынуждены покинуть Родину. Гражданская война закончилась победой «красных».В апреле 1920 г. советские войска нанесли поражение белогвардейцам в Семиречье. В конце апреля 1920 г. 11-я кавказская армия под предлогом оказания помощи повстанцам вступила в Баку. Была провозглашена Азербайджанская ССР. В мае 1920 г. Волжско-каспийская флотилия под командованием Ф.Ф. Раскольникова вошла в территориальные воды Персии. В июне, после занятия Решта, была провозглашена Персидская ССР, просуществовавшая около года. В ноябре 1920 г. и феврале 1921 г. та же 11-я армия заняла соответственно Эривань и Тифлис и «провозгласила» образование Армянской и Грузинской советских республик.В ожесточенной Гражданской войне, длившейся более 5 лет, большевики сумели захватить и удержать власть. Белое движение так и осталось разрозненным, разнородным, не имевшим четких и популярных лозунгов. Отсутствие идеологии у этого движения во многом способствовало его перерождению и «начатое «почти святыми», оно попало в руки «почти бандитов»«. Большевики же, напротив, сумели соединить коммунистическую идеологию (на уровне лозунгов) с теми особенностями российского менталитета, в котором новая идеология нередко замещала религию.Каковы же исторические последствия Гражданской войны? Гражданская война привела к огромным материальным и людским потерям. Общая сумма ущерба составила 50 млрд золотых рублей, а человеческие жертвы оцениваются сегодня в 13—16 млн чел. Потери Красной Армии в боях составили 939755 чел. Примерно столько же составили боевые потери ее противников. Остальные погибли от голода и эпидемий, связанных с войной. Эмигрировало из России около 2 млн чел. Если же учесть снижение прироста населения в годы войны, т.е. посчитать неродившихся россиян, то сумму потери можно оценить примерно в 25 млн чел. В результате победы в Гражданской войне большевикам удалось сохранить государственность, суверенитет и территориальную целостность России.Победа большевиков в Гражданской войне привела к свертыванию демократии, господству однопартийной системы, когда от имени народа правила партия, от имени партии — ЦК, Политбюро и фактически Генсек или его окружение. В результате Гражданской войны были не только заложены основы нового общества, апробирована его модель, но и во многом сметены те тенденции, которые вели Россию на западный путь цивилизационного развития.В ходе Гражданской войны борьба шла за пути дальнейшего развития страны. Этих путей было несколько:Важнейшие итоги Гражданской войны: разгром всех антисоветских, антибольшевистских сил, поражение Белой армии и войск интервентов; сохранение, в том числе силой оружия, значительной части территории бывшей Российской империи, подавление попыток ряда национальных регионов отделиться от Республики Советов; свержение национальных правительств на Украине, в Белоруссии и Молдавии, на Северном Кавказе, в Закавказье (Грузии, Армении, Азербайджане), в Средней Азии, а затем в Сибири и на Дальнем Востоке, установление там советской власти. Это фактически заложило основы созданного в 1922 г. государства — СССР. Победа в Гражданской войне создавала геополитические, социальные и идейно-политические условия для дальнейшего укрепления большевистского режима. Она означала победу коммунистической идеологии, диктатуры пролетариата, государственной формы собственности.Внутренняя политика большевиков в период Гражданской войны получила название «военного коммунизма». Суть военного коммунизма — максимальное сосредоточение средств производства в руках государства.В этот период была проведена широкая национализация промышленных предприятий, включая и мелкие, «с числом рабочих более пяти, но с использованием механического двигателя». Все оборонные предприятия и железнодорожный транспорт были переведены на военное положение.Для управления промышленностью в ВСНХ было создано более 50 главных управлений, или главков, получивших по существу абсолютные полномочия в руководстве отдельными отраслями. На предприятиях повсеместно была введена военная дисциплина и единоначалие, не допускалось никакой хозяйственной самостоятельности, а все решения принимались директорами только после согласования с главками. С введением «военного коммунизма» значительно расширился управленческий аппарат. Главки и комитеты ВСНХ превратились в чрезвычайные органы республики. Эта система управления получила название «главкизм».Именно в эпоху «военного коммунизма» был разработан и принят в 1920 г. первый план страны: Государственный план по электрификации России (ГОЭЛРО). В нем предусматривались восстановление и реконструкция предприятий довоенной электроэнергетики, а также строительство нескольких десятков новых тепловых и гидроэлектростанций. В плане намечались также грандиозные перспективы развития транспорта и различных отраслей промышленности. Этот план воплощал в себе мечты большевиков о плановой экономике по образцу военной экономики Германии. В целом план ГОЭЛРО остался невыполненным.Одним из направлений политики диктатуры пролетариата в период «военного коммунизма» было установление прямого продуктообмена между городом и деревней с использованием внеэкономических и военных мер. Приоритетной целью этой политики была аккумуляция продовольствия в государственных фондах для обеспечения нужд армии и рабочих, занятых на оборонных предприятиях. В январе 1919 г. Совнарком издал Декрет об обязательной сдаче крестьянами государству всех излишков хлеба и фуража. Государственные органы устанавливали планы по изъятию хлеба производящим губерниям. Те, в свою очередь, распределяли (разверстывали) задания по своим уездам, волостям, селениям, крестьянским дворам. Весь этот процесс получил название продразверстки.Но зачастую государство изымало у крестьян не только излишки хлеба. Под видом излишков забиралось и необходимое для семьи продовольствие, семенное и фуражное зерно. В 1920 г., помимо хлеба, продразверстка распространилась на картофель, овощи и другие сельскохозяйственные культуры. За эти поставки предусматривалась оплата по твердым ценам. Но поскольку бумажные деньги обесценивались очень быстро, то фактически продразверстка означала прямую конфискацию продовольствия.Теоретики «военного коммунизма» — Н. Бухарин, Е. Преображенский, Ю. Ларин и другие — в 1918—1920 гг. постоянно подчеркивали, что «коммунистическое общество не будет знать денег», что деньги обречены на исчезновение. Они хотели сразу обесценить деньги, а на их место поставить обязательную систему распределения благ по карточкам. Но, как отмечали эти политики, наличие мелких производителей (крестьян) не позволяло сделать это быстро, потому что крестьяне все еще оставались вне сферы государственного контроля, и им еще надо было платить за продукты.На практике же крестьянам платили очень мало. Основная масса денег, выпускаемых казной, шла не на закупку сельскохозяйственной продукции, а на выплату заработной платы рабочим и чиновникам. По подсчетам члена Президиума ВСНХ Ю. Ларина, в 1920 г. было 10 млн работников, получавших ежемесячно в среднем по 40 тыс. руб., всего 400 млрд руб. А все затраты на продовольствие, закупленное в 1918—1920 гг. по твердым ценам, составили меньше 20 млрд руб.Исходя из идеи о необходимости скорой отмены денег, правительство все больше склонялось к полному обесценению денег путем их неограниченной эмиссии. Их было напечатано так много, что они обесценились в десятки тысяч раз и почти полностью потеряли покупательную способность. Результатом такой политики стало превращение денег в «раскрашенные бумажки». Но в отличие от других европейских стран (Германии, Австрии, Венгрии), где денежная система также находилась в глубоком кризисе, гиперинфляция в России была осуществлена сознательно. Среди руководителей страны было распространено мнение о том, что гиперинфляция полезна для экономики, так как она быстро «съест» денежные накопления бывших эксплуататоров путем их обесценения, что позволит совсем вытеснить деньги из обращения.Как известно, к концу 1917 г. в России находилось в обращении более 22 млрд руб. Основная масса этих денег состояла из царских рублей, известных как «николаевки» (или «романовки»), а также думских денег в купюрах по 250 и 1000 руб. В ходу было очень много бумажных денег, «керенок», выпущенных Временным правительством. По внешнему виду это были простые талоны, напечатанные на одной стороне листа, не имевшие ни серийного номера, ни других атрибутов казначейских билетов. Они выпускались номиналом в 20 и 40 руб. неразрезанными листами величиной с газету. Курс «керенок» был ниже, чем курс царских денег. Советское правительство вплоть до февраля 1919 г. продолжало печатать «керенки», не внося в их внешний вид никаких изменений. Это объяснялось опасением, что население, и прежде всего крестьяне, не будет принимать новые деньги из-за их низкой покупательной способности.Денежная эмиссия первых послереволюционных лет оказалась самым главным источником пополнения государственного бюджета. В первой половине 1918 г. Народный банк выпускал ежемесячно по 2-3 млрд практически ничем не обеспеченных «керенок». В январе 1919 г. в России в обращении находилось 61,3 млрд руб., 2/3 которых составляли «керенки» советского выпуска. В феврале 1919 г. были выпущены первые советские деньги, которые назывались «расчетные знаки РСФСР». Они находились в обращении вместе с «николаевками» и «керенками», но курс их был гораздо ниже, чем у прежних денег.В мае 1919 г. Народному банку было предписано выпускать денег столько, сколько нужно для хозяйства страны. Печатный станок был включен на полную мощность. К концу года на монетном дворе работали 13 616 человек. Экспедиция заготовления государственных бумаг работала в праздничные и выходные дни. Единственным ограничением этой работы была нехватка бумаги и краски, которые правительство закупало за границей. Пришлось открыть в Петрограде специальную бумажную фабрику, создать организацию по заготовке тряпья — сырья для печатания денег.Чтобы уменьшить спрос на денежные знаки, стали выпускать купюры по 5 и 10 тыс. руб., но одновременно стало катастрофически не хватать мелких денег, наступил так называемый разменный кризис. С крестьянами при сдаче хлеба расплачивались крупными купюрами — одной на несколько человек. Тут же оживились различные менялы, которые за размен сторублевой банкноты брали 10—15 руб. В качестве разменных денег использовались, например, почтовые и гербовые марки, на которые накладывался штемпель, определяющий денежный номинал.В результате безудержной эмиссии уровень цен достиг невиданных масштабов. Если уровень цен 1913 г. принять за 1, то в 1918 г. он составил 102, в 1920-м — 9620, 1922-м — 7 343 000, а в 1923 г. — 648 230 000. Как заявлял Е. Преображенский на X съезде партии (1921), массовая инфляция служила формой косвенного налогообложения в пользу государства при изъятии у крестьян сельскохозяйственной продукции.Денежная масса исчислялась квадриллионами, стоимость коробка спичек или билета в трамвае оценивалась в миллионы советских рублей — совзнаков, что означало гиперинфляцию. В 1921 г. покупательная способность 50-тысячной купюры приравнивалась к довоенной монете в одну копейку. Высокую ценность сохранил только золотой царский рубль, но в обращении его почти не было, так как население его припрятывало. Однако совсем без полноценных денег обойтись было невозможно, поэтому в стране наиболее распространенными единицами измерения ценностей стали хлеб и соль.Разруха, бездорожье, Гражданская война превратили страну в замкнутые, обособленные экономические острова с внутренними денежными эквивалентами. По бывшей Российской империи ходило множество разновидностей денег. Свои собственные деньги печатали в Туркестане, Закавказье, во многих российских городах: Армавире, Ижевске, Иркутске, Екатеринодаре, Казани, Калуге, Кашире, Оренбурге и многих других. В Архангельске, например, местные купюры с изображением моржа назывались «моржовки». Выпускались кредитные билеты, чеки, разменные знаки, боны: туркбоны, закбоны, грузбоны и т.д. Кстати, именно в Средней Азии и Закавказье была самая большая эмиссия, поскольку печатный станок находился в руках местных правительств, фактически не зависимых от центра.В результате проведения такой денежной политики была полностью разрушена финансовая система страны. И вполне закономерно экономика перешла к натуральному обмену. В промышленности внедрялась система безденежных отношений и расчетов. Главки и местная власть выписывали ордера, по которым предприятия должны были бесплатно отпускать свою продукцию другим предприятиям и организациям. Налоги отменялись, долги друг другу аннулировались. Снабжение сырьем, топливом, оборудованием осуществлялось также бесплатно, централизованным путем через главки. Для осуществления производственного учета на предприятиях Совнарком рекомендовал перейти к натуральным измерителям — тредам (трудовым единицам), которые означали определенное количество затраченного труда.Фактически прекратила свое существование кредитно-банковская система. Народный банк был объединен с казначейством и подчинен ВСНХ, а по сути, превратился в центральную расчетную кассу. На банковских счетах предприятий фиксировалось движение не только денежных средств, но и материальных ценностей внутри государственного сектора экономики. Вместо банковского кредитования было введено централизованное государственное финансирование и материально-техническое снабжение.В соответствии с продразверсткой в стране была запрещена частная торговля хлебом и другими продуктами. Все продовольствие распределялось государственными учреждениями строго по карточкам. Централизованно, по карточкам, распределялись и промышленные товары повседневного спроса. Повсеместно заработная плата рабочим и служащим на 70-90% выдавалась в виде продовольственных и промтоварных пайков или производимой продукцией. Были отменены денежные налоги с населения, а также плата за жилье, транспорт, коммунальные услуги и др.На предприятиях все шире распространялась уравнительная система оплаты труда: если в 1917 г. заработная плата у высококвалифицированного рабочего была в 2,3 раза выше, чем у чернорабочего, то в 1918-м — в 1,3 раза, а к 1920 г. — эти зарплаты практически сравнялись. В годы «военного коммунизма» был введен запрет на забастовки рабочих. Свободные профсоюзы превратились по существу в государственные организации. То, что было завоевано рабочим движением в течение многих лет, отменялось.Характерной чертой этого периода стала трудовая повинность. Еще в апреле 1917 г. В. Ленин заявлял, что трудовая повинность есть громадный шаг на пути к социализму, поскольку в соответствии с требованиями экономического планирования трудовые ресурсы должны находиться под контролем государства, как и все другие хозяйственные ресурсы.Большевики были убеждены, что принудительный труд — это неотъемлемое свойство социализма, единственный способ вовлечения людей в хозяйственную жизнь. По словам Л. Троцкого, принуждение к труду будет эффективным в условиях «властного распределения центром всей рабочей силы страны», что «рабочий должен стать крепостным социалистического государства».Уже на II съезде Советов Троцкий объявил о введении всеобщей трудовой повинности, как об одной из ближайших задач революционной власти. В первые месяцы диктатуры пролетариата это относилось только к представителям буржуазии, которых заставляли выполнять под конвоем самую черную работу, а в случае отказа их объявляли «врагами народа». Польза от такого труда была ничтожной, она состояла в основном в возбуждении у населения классовой ненависти к бывшим эксплуататорам.Вскоре принцип принудительного труда был распространен и на другие слои общества. Каждый взрослый человек в возрасте был обязан заниматься трудом и работать там, где ему прикажут, в целях уничтожения «паразитических слоев». Эта обязанность была провозглашена в январе 1918 г. Декларацией прав трудящегося и эксплуатируемого народа, а позже была включена и в Конституцию РСФСР 1918 г. Все трудоспособные и неработающие на этот момент женщины и мужчины от 16 до 55 лет обязаны были встать на учет в отделах распределения рабочей силы, где им давали направления на любую работу по усмотрению этих отделов.К концу 1918 г. стало обычным делом объявлять о призыве рабочих и специалистов различных отраслей на государственную службу, как это делалось с набором в Красную армию. С этого момента они подпадали под юрисдикцию военного трибунала со всеми вытекающими отсюда последствиями. Таким образом, были мобилизованы железнодорожники, медицинские работники, работники речного и морского флота, связисты, металлисты, электрики, работники топливной промышленности и т.д. Шла постепенная «милитаризация» гражданской службы, стирались различия между военной и гражданской сферами. Нарушителей дисциплины объявляли «дезертирами трудового фронта», заключали в концлагеря.Самым последовательным сторонником такой практики был Л. Троцкий, который в конце 1919 г. в своих «Тезисах» для ЦК партии доказывал, что все хозяйственные проблемы страны надо решать на основе военной дисциплины, а уклонение рабочих от их обязанностей должны рассматривать военные трибуналы.В начале 1920 г. было решено преобразовать армейские подразделения, ненужные на фронтах, в трудовые армии, которые должны были ремонтировать железные дороги, заготавливать дрова и т.д. К марту 1921 г. четвертая часть армии была занята в строительстве и на транспорте. Но трудовые армии не оправдали надежд правительства. Производительность труда солдат была очень низкой, из трудовых армий шло массовое дезертирство. Большие трудности возникали по вопросам питания, перевозок военизированной рабочей силы. В октябре 1921 г. была отменена мобилизация в промышленности, а через месяц распущены трудовые армии.Политика «военного коммунизма» объяснима чрезвычайными условиями войны. Однако многие руководители страны, а также публицисты, ученые того времени воспринимали ее не только как вынужденную, временную, но и как вполне закономерную систему при переходе к бесклассовому обществу, свободному от рыночных отношений. Считалось, что социалистическая экономика должна быть натуральной, безденежной, что в ней обязательно будет присутствовать централизованное распределение всех ресурсов и готовой продукции. Ведь недаром многие из чрезвычайных мер были установлены в 1920 г., когда Гражданская война и интервенция уже заканчивались.Подобным взглядам на такую систему управления экономикой в те годы способствовала и горячая убежденность в том, что Советская Россия недолго будет находиться в одиночестве, что на Западе скоро произойдут революции, а новое общество будет построено вместе с богатыми странами и при их помощи. Но история европейских стран пошла по другому пути, революционная волна стала спадать, революции в Германии, Австрии, Венгрии были подавлены. И надежды на «мировой революционный пожар» стали убывать.К тому же следует признать, что система «военного коммунизма» так и не стала абсолютно господствующей, ей не удалось полностью подавить свободный рынок, который, несмотря на суровые законы военного времени, оказался очень жизнеспособным. Общеизвестно, что спекулянты-мешочники доставляли в города столько же хлеба, сколько давали все заготовки по продразверстке, только цена его была в несколько раз выше.По всей стране беспрестанно осуществлялась торговля, происходил обмен продовольствия на промышленные товары. На крупнейшем московском рынке — Сухаревке можно было купить или выменять практически любой нужный товар: от булавки до коровы. Мебель, бриллианты, хлеб, мясо, овощи — все это продавалось на «черном» рынке. Здесь же можно было обменять советские деньги на валюту, хотя официально это было строго запрещено.Мелкое хозяйство демонстрировало удивительную живучесть вопреки попыткам правительства монополизировать производство и распределение. К тому же советская власть оказалась в двусмысленном положении: если строго запрещать частную торговлю, то это обрекало городское население на голодную смерть, так как государственное распределение не могло обеспечить его продовольствием в нужном объеме.Частный сектор был настолько сильным, что когда правительство объявило о переходе к новой экономической политике, это было в значительной степени лишь признанием факта существования стихийной торговли, выжившей вопреки декретам и репрессиям властей.В целом, политика военного коммунизма усугубила кризис в промышленности и сельском хозяйстве и вызвала массовое недовольство населения. Видеолекция «Гражданская война и интервенция»: