69.
Политическое развитие в годы «застоя»
В 1964 г. пленум ЦК КПСС удовлетворил «просьбу» Н.С. Хрущева «об освобождении его от всех занимаемых должностей в связи с преклонным возрастом и ухудшением состояния здоровья». Пост Первого секретаря ЦК КПСС занял Л.И. Брежнев (рис. 4.13.2), Председателем Совета Министров СССР стал А.Н. Косыгин. Пленум признал нецелесообразным в дальнейшем совмещении этих двух постов в одном лице. Отставка Хрущева означала отказ от радикальных преобразований в экономике, стремление высшего партийного руководства к сохранению коллективной власти и всестороннему контролю всех сторон жизни общества, стабилизацию работы административной системы, намерение избавиться от нестабильности, характерной для хрущевских преобразований.Первые решения нового руководства напрямую затрагивали интересы номенклатуры и укрепляли ее позиции. В 1965 г. было ликвидировано разделение партаппарата по производственному признаку и восстановлены отраслевые министерства. В середине 80-х гг. в СССР существовало более 100 министерств и ведомств союзного значения и 500 республиканского, а на содержание их аппарата ежегодно затрачивалось 40 млрд рублей. В 1966 г. был отменен пункт Устава КПСС 1961 г. об обязательной ротации партийных кадров, что вело к пожизненности номенклатурных постов, к безнаказанности руководителей и расцвету коррупции.Усилился контроль партии над всеми сферами жизни общества. Новый Устав КПСС 1971 г закрепил право партийного контроля за деятельностью администрации в Научно-исследовательских институтах, учебных заведениях, учреждениях культуры и здравоохранения. Усиливался контроль и за деятельностью государственных органов. Для материального обеспечения аппарата была усовершенствована система льгот и привилегий. У номенклатуры были свои магазины, ателье, парикмахерские, места отдыха и т.д. Началось сращивание части номенклатуры с «теневой экономикой».С конца 60-х гг. началось выдвижение Брежнева на роль единоличного лидера внутри коллегиального руководства. В 1966 г. он был избран на вновь восстановленный пост Генерального секретаря ЦК КПСС. В начале 70-х гг. он занял место Косыгина на важнейших международных встречах, подтвердив тем самым первенство Генерального секретаря во внешней политике государства. Вскоре Брежнев занял и пост Председателя Совета Обороны. На ключевые посты в партии и государстве постепенно, но целенаправленно выдвигались люди, близкие Брежневу по прежней работе в Молдавии и Украине.В период 1965—1970 гг. была осуществлена ротация «хрущевских кадров» на местах. На их место поставили опытных функционеров среднего возраста, лояльных новой власти и не стремящихся к переменам.С 1965 г., в честь 20-летия победы, в докладе Брежнева впервые после смерти Сталина прозвучала высокая оценка его вклада в победу над фашистами. Это стало началом нового курса партии, который иногда в исторической литературе называют неосталинизмом. Новый курс означал отказ от культа личности Сталина, его реабилитацию. О решениях XX съезда перестали упоминать в партийных документах, его линия развенчания культа личности исчезла из учебников истории. Образ Сталина как мудрого вождя, пекущегося о благе народа, начинает присутствовать в художественных произведениях, кинофильмах и периодике. К началу 80-х гг. неосталинисты в партийном руководстве даже предложили вновь переименовать Волгоград в Сталинград в связи с 40-летием Победы.В 60—70-е гг. возросла роль армии и органов безопасности в системе государственного управления. Прежде всего, увеличилось финансирование оборонных программ. Была создана эффективная система ПВО и началась массовая установка в подземных шахтах межконтинентальных баллистических ракет. Значительно возросла численность армии и флота. Все это вело к усилению позиций военного руководства в государственном аппарате. В эти годы пика своего могущества достигает и КГБ, руководителем которого в 1967 г. был назначен Ю.В. Андропов. По его предложению было создано Пятое управление КГБ, основной целью которого была борьба с инакомыслием и диссидентством. Сотрудники управления были внедрены почти во все учреждения, общественные организации и движения (молодежные, религиозные, научные). Широко использовалась практика прослушки телефонов, заключения инакомыслящих в психиатрические лечебницы МВД и КГБ.Консервативный политический курс потребовал идеологического обоснования. Поэтому новая партийная идеология стала базироваться на двух основных тезисах:Первый тезис был по существу продолжением сталинского положения об обострении классовой борьбы и враждебном окружении СССР. Он был реанимирован с целью объяснить общественности преследование инакомыслящих как борьбу с «Западной агентурой», оправдать запреты и ограничения в духовной сфере.Впервые вывод о построении в СССР «развитого социалистического общества» прозвучал в 1967 г. в выступлении Брежнева на праздновании 50-летия Октябрьской революции. Новая идеологическая концепция основывалась на реальном факторе построения в СССР основ индустриального общества. Отмечалась социальная однородность советского общества, отсутствие в нем глобальных противоречий, решение национального вопроса на советском пространстве. Соответственно делался вывод о ровном и бесконфликтном развитии СССР, о его постепенной эволюции в сторону коммунизма.Новые идеологические положения были закреплены в Конституции 1977 г. — четвертой за годы существования советской власти. Кардинально новым в Основном Законе было отсутствие заверений о скором построении коммунизма. В Конституции было расширено определение социальной базы советского строя: кроме рабочего класса и колхозного крестьянства к ней добавлялась «народная интеллигенция». В статье 6 решительно обосновывалась и утверждалась ведущая роль Коммунистической партии в руководстве государством и обществом, как «ядра советской политической системы». Основной Закон провозглашал участие трудящихся в управлении государством на основе подлинной демократии трудовых коллективов, что соответствовало представлению об «общенародном государстве», заменившим понятие «диктатуры пролетариата». Конституция содержала положения о всеобщем среднем бесплатном образовании, о праве на бесплатное медицинское обслуживание, на труд, отдых, пенсионное обеспечение и жилище. Как и в предыдущей Конституции 1936 г. торжественно провозглашались основные демократические свободы: слова, собраний, демонстраций, вероисповедания и т.д.В целом новый Основной Закон носил демократический характер. Но реальность сильно отличалась от деклараций. Советы, как верховные, так и низовые, реальной властью не обладали. Общественные организации находились под полным контролем партии. Внутри партии обозначилось расслоение на правящие «верхи» и платящие партийные взносы «низы». Социальный статус личности напрямую зависел от ее партийной принадлежности. Добиться карьерных высот в любой сфере общества, включая науку и искусство, можно было, только будучи членом КПСС. Большинство зафиксированных в Конституции прав и свобод так и остались на бумаге, либо беззастенчиво нарушались (например, право на свободу слова, демонстраций).С конца 70-х г.г. в партийных рядах начинается кампания по возвеличиванию Брежнева. Партийные съезды начинались со славословий в адрес Генерального секретаря, которого награждали различными советскими и зарубежными орденами и медалями и присваивали высокие звания (вплоть до Маршала Советского Союза). Сын и зять Брежнева были введены в состав ЦК КПСС. Произошло как бы возрождение культа личности, но сама личность больного и практически недееспособного Генерального секретаря вызывала в действительности презрение и жалость.После смерти Л.И. Брежнева в ноябре 1982 г. в высших эшелонах власти вновь началась борьба за лидерство. О ее остроте свидетельствует тот факт, что дважды за короткий срок на посту Генерального секретаря ЦК КПСС оказывались лица физически немощные, и уже в силу этого, заведомо «временные» как руководители правящей партии. С ноября 1982 г. этот пост занимал Ю.В. Андропов (рис. 4.13.3), а после его смерти в феврале 1984 г. — К.У. Черненко (умер в марте 1985 г.).Первый из них, коммунист-консерватор по убеждениям и многолетний руководитель КГБ, обремененный опытом подавления либерально-демократической «крамолы» в своей стране и в «социалистическом содружестве», успел запомниться народу тем, что приступил к бескомпромиссной борьбе с коррупцией. КГБ раскрыл несколько крупных дел, в которых оказались замешанными высшие партийные руководители: «скандал с сервизом Екатерины II», позаимствованным напрокат членом Политбюро Романовым для свадьбы своей дочери, «большое икорное дело», основным фигурантом в котором выступал министр рыбной промышленности, «бриллиантовая история», связанная с дочерью Брежнева Галиной и др. Экономические реформы свелись к укреплению трудовой дисциплины. Это касалось всех — «от министров до рабочего». Перепуганные чиновники поспешили довести это благое дело до абсурда (например, в крупных городах днем устраивались облавы на людей якобы для проверки причин отсутствия на рабочем месте), чем немало дискредитировали опасный для них курс нового генсека. Произнес Ю.В. Андропов и фразу, повергшую в ужас целую армию партийных обществоведов, обросших чинами и званиями в стараниях обосновать концепцию «развитого социализма»: «Мы не знаем общества, в котором живем». Но, признавая наличие в обществе многих нерешенных проблем, Андропов выступал с позиций сохранения системы, настаивая лишь на ее некотором обновлении, за очищение ее от злоупотреблений и издержек. Деятельность Андропова была встречена в народе с симпатией и зародила надежды на перемены к лучшему.Второй генсек — К.У. Черненко (рис. 4.13.4), личный друг и соратник Л.И. Брежнева, начал с того, что пригласил на пленум ЦК КПСС около полусотни разжалованных Андроповым высокопоставленных аппаратчиков. Вновь по всей стране зазвучали пропагандистские фанфары о небывалых успехах социализма и «зримых ростках коммунизма». Человек старый и больной, Черненко большую часть времени проводил на лечении и на отдыхе и не вмешивался в управление государством.В целом в период 1965—1984 гг. руководство страны фактически законсервировало политическую и экономическую систему советского общества, исключив возможность радикальных перемен. Поэтому этот этап в развитии советской системы впоследствии был назван эпохой «застоя». Видеолекция «Политическое развитие в годы «застоя»»: