76.
Распад СССР
Демократизация общества и политика «гласности» реанимировали казалось «давно решенный» национальный вопрос в советском обществе. Из заключения и ссылок стали возвращаться видные активисты национально-освободительных движений. Некоторые из них сочли текущий момент наиболее подходящим для начала активной борьбы за самоопределение.Первой ласточкой стали события в Казахстане. В декабре 1987 г. в ответ на назначение Г. Колбина вместо отправленного в отставку Д. Кунаева казахская молодежь устроила в Алма-Ате массовые акции протеста. Студенческие демонстрации были разогнаны властями.20 февраля 1988 г. облсовет Нагорного Карабаха принял решение ходатайствовать перед Верховными Советами Азербайджана и Армении о включении области в состав Армении и выводе ее из состава Азербайджана (подавляющее большинство населения области составляли армяне). Ответом на это решение стали погромы и резня жителей области. Горбачев ввел войска в Карабах.Всю страну потрясли кровавые события в Фергане (1989 г.) и в Ошской области Киргизии (1990 г.), где жертвами национальной резни стали сотни невинных людей. Накалились взаимоотношения правительства Грузии с Абхазией и Южной Осетией, причем конфликт с последней вылился в 1991 г. в вооруженные столкновения. Тяжелая обстановка сложилась в Молдавии и Прибалтике. Там нарастала напряженность между коренным и «русскоязычным» населением. Эти факты свидетельствовали о том, что необходимо было искать новые подходы в решении национального вопроса, но центр не торопился делать это.Между тем развернувшаяся политическая реформа еще более активизировала национальное движение. В 1989—1990 гг. компартии Латвии, Литвы и Эстонии заявили о своем выходе из КПСС. Наметился необратимый процесс идейного расслоения и организационного разброда этой несущей конструкции советской государственно-политической системы, захвативший и прочие официальные структуры (ВЛКСМ, профсоюзы и др.).При всей своей важности этот процесс, однако, был лишь внешним проявлением другого, намного более глубокого процесса — регионального дробления до той поры единой и строго централизованной союзной номенклатуры. В стране начинают складываться новые центры реальной власти — в лице республиканских съездов народных депутатов и Верховных Советов, где происходит блокирование как политиков либерально-демократической ориентации, прошедших в «парламенты» на волне критики КПСС, так и старых опытных партократов.Быстро нараставшее дистанцирование республиканских отрядов номенклатуры от московских верхов, которое стало оказывать определяющее воздействие на развитие событий в СССР, объяснялось многими причинами. Прежде всего это:Весной и летом 1990 г. Латвия, Литва, Эстония, а за ними Российская Федерация и другие союзные республики приняли декларации о государственном суверенитете, устанавливавшем приоритет своих законов над законами Союза. Сепаратистские настроения в национальных регионах, прежде всего в Прибалтике, энергично поддерживались российским руководством. Последнее пыталось использовать их в собственной борьбе с центром. Страна вступила в полосу дезинтеграции.Решающее значение для исхода начавшегося «парада суверенитетов» и «войны законов» имело то обстоятельство, что республиканским элитам удалось на время связать собственные интересы с интересами широких слоев населения, которые выражали несогласие с существовавшей формой взаимоотношений субъектов формально федеративного, а на деле унитарного Союза.На протяжении десятилетий центр систематически перекачивал материальные и финансовые средства из России в национальные республики, стремясь где ускорить развитие отсталых регионов, где «умиротворить» народы, насильно включенные в состав советской империи, более высоким (по сравнению с общесоюзным) уровнем жизни. Но превратив Россию в «донора» и обескровив ее, руководство СССР так и не смогло снять напряжение в межнациональных отношениях. Немалую роль здесь играли и чрезмерный централизм в управлении, и навязывание союзными органами своих установок в области использования природных ресурсов, экономического, социального и демографического развития республик без должного учета их собственных интересов, и многочисленные факты неуважения национальной культуры, языка, обычаев. Жесткая реакция союзных властей на любой всплеск национальных чувств только еще больше загоняла их в подполье и таким путем создавала эффект тлеющего торфяного болота. На поверхности было все спокойно, звучали бравурные речи о дружбе народов, а внутри не затухали очаги межнациональной розни, непонимания и разногласий.Сыграло на руку местным правящим элитам и конституционное оформление большевистского «наследия» в области национально-государственного строительства. Коммунистическую идеологию пронизывала идея о праве наций на самоопределение вплоть до отделения. Единое государство — СССР во всех конституциях, начиная с 1924 г., официально рассматривалось в качестве «добровольного союза суверенных советских республик», обладающих правом свободного выхода из него (ни в одном государстве мира никакая его часть не имеет конституционного права на отделение и образование самостоятельного государства). Закрепленное в Конституции территориально-государственное размежевание внутри страны, хотя проводилось волевыми решениями центра и не следовало строго национальному принципу, в конечном счете основывалось именно на нем. Каждая из союзных республик создавалась на базе крупной «титульной» нации, дававшей субъекту СССР свое историческое имя. Республиканские органы власти и управления, мало отличавшиеся по реальным полномочиям от аналогичных органов в областях Российской Федерации, имели тем ни менее все атрибуты собственной суверенной государственности: законодательные (Верховные Советы, позднее — Съезды народных депутатов), исполнительные (Советы Министров), судебные (Верховные суды), министерства и т.д.По мере ослабления КПСС — несущей конструкции союзного государства — все эти конституционные положения начали с нарастающей силой работать против центра, создавая, помимо прочего, благоприятный международно-юридический фон для его развала.Были предприняты попытки предотвратить распад СССР. Речь идет о прямых переговорах президента СССР с руководством республик о заключении нового Союзного договора. Они начались в президентской резиденции Ново-Огарево в апреле 1991 г. после того, как центр исчерпал свои возможности по силовому давлению на местные власти (в апреле 1989 г. — в Тбилиси, в январе 1990 г. — в Баку, в январе 1991 г. — в Вильнюсе и Риге). С другой стороны, прошедший в марте 1991 г. первый в советской истории всесоюзный референдум давал М.С. Горбачеву и его сподвижникам надежду, что «глас народа» будет услышан республиканскими политиками. Из 185,6 млн полноправных граждан на референдуме проголосовали 148,6 млн; 76,4% из них высказались за «сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик».В переговорах с президентом СССР согласились участвовать представители девяти из пятнадцати союзных республик (кроме Грузии, Молдавии и Прибалтийских республик). Они почти единодушно выступили против позиции М.С. Горбачева, стремившегося сохранить единое многонациональное государство на основе реальной федерации ее субъектов. Подписание нового варианта союзного договора было намечено на 22 августа 1991 г. Согласно проекту договора, республики получали широкие права, центр превращался из руководящего в координирующий. Реально в руках союзного руководства оставались лишь вопросы обороны, финансовой политики, внутренних дел, частично — налоговой и социальной политики. Часть вопросов находилась в совместном ведении (принятие новых законодательных актов, определение налоговых отчислений в пользу центра и основных направлений их расходования). Все остальные властные полномочия передавались исключительно республикам. Главы их правительств получали возможность участвовать в работе союзного кабинета министров с правом решающего голоса. Русский язык, оставаясь «языком межнационального общения», утрачивал функцию «государственного языка».Но договор так и не был подписан. В ночь с 18 на 19 августа 1991 г. произошло выступление консервативного крыла в высшем руководстве СССР. Его не устраивали проект Союзного договора, наделявший центр призрачной властью, утрата действенного контроля над республиканскими Верховными Советами и правительствами. В отсутствие М.С. Горбачева (он отдыхал в Крыму) был учрежден Государственный комитет по чрезвычайному положению в стране (ГКЧП). В него вошли вице-президент СССР Г.И. Янаев, премьер В.С. Павлов, министр обороны Д.Т. Язов, министр внутренних дел Б.К. Пуго, председатель КГБ В.А. Крючков и ряд других ответственных работников. ГКЧП объявил о введении чрезвычайного положения в отдельных районах СССР; о расформировании структур власти, действовавших вопреки Конституции 1977 г.; о приостановлении деятельности оппозиционных партий; о запрете митингов и демонстраций; о контроле над средствами массовой информации. В Москву вошли войска. Основным политическим соперником центрального руководства СССР было руководство РСФСР. Именно против него планировался основной удар. Войска были сконцентрированы вокруг здания Верховного Совета РСФСР, они должны были занять здание, разогнать парламент и арестовать наиболее активных его участников. Но переворот был крайне плохо организован, отсутствовало оперативное руководство, он был обречен на провал.Население страны в целом сохраняло спокойствие. Продолжалась работа заводов, фабрик, учреждений, транспорта, в деревне — уборка урожая. Лишь в Москве, а затем и в некоторых других крупных городах России Президенту РСФСР Б.Н. Ельцину (избран на этот пост всенародным голосованием в июне 1991 г.) удалось организовать тысячи своих сторонников на активное сопротивление мерам ГКЧП (митинги протеста, строительство баррикад у здания Верховного Совета РСФСР и т.п.). 22 августа члены ГКЧП были арестованы по обвинению в попытке государственного переворота. Через несколько дней аресту подвергся председатель Верховного Совета СССР А.И. Лукьянов.Сразу после упразднения ГКЧП Президент РСФСР Б.Н. Ельцин приостановил деятельность КПСС на территории Российской Федерации, а в ноябре 1991 г. запретил ее вовсе, что неизбежно повлекло за собой ликвидацию КПСС как единой общесоюзной партии. После этого процесс раздробления СССР стал необратимым. Уже в августе три прибалтийские республики заявили о своем выходе из СССР. Президент М.С. Горбачев подписал указ о признании этого выхода. Очередной Съезд народных депутатов СССР (конец августа—начало сентября 1991 г.) объявил о самороспуске.М.С. Горбачев, отказавшись от поста Генерального секретаря ЦК КПСС, продолжал бороться за Союзный договор, получая ограниченную поддержку лишь от лидеров Белоруссии, Казахстана и среднеазиатских республик. В сентябре по инициативе Горбачева началась проработка идеи образования вместо СССР Союза Суверенных Государств, который должен был представлять собой фактически конфедерацию, но с институтом единой президентской власти. По сути это была последняя попытка центра, агонизирующего под мощным давлением рвущихся к безраздельной власти республиканских правящих элит, предотвратить бесконтрольный развал СССР и неизбежные при таком повороте событий бедствия и страдания миллионов простых людей во всех концах бывшего Союза. История, однако, рассудила по-своему.1 декабря руководству Украины во главе с Л.М. Кравчуком удалось, организовав с помощью национальных средств информации массированную пропаганду популистских обещаний (вроде того, что Украина без пут Москвы сразу станет одной из богатейших стран мира), провести через референдум свое решение о независимости республики, принятое местным Верховным Советом еще в конце августа 1991 г. Независимость в трактовке украинских политиков предусматривала создание собственной армии и финансовой системы, невхождение в какие-либо союзные образования с надгосударственными властными органами. 5 декабря Кравчук подписал указ о выходе Украины из состава СССР. Эти действия правящих верхов второй (после России) по размерам и экономическому потенциалу республики выбили последнюю опору под еще формально сохранявшимся Союзом.Развал Союза довершили Беловежские соглашения. 8 декабря 1991 г. лидеры России, Украины и Белоруссии (Б.Н. Ельцин, Л.М. Кравчук, С.С. Шушкевич) объявили о роспуске СССР (именно эти три государства, наряду с ЗСФСР являлись учредителями СССР). Одновременно было объявлено о создании Содружества Независимых Государств (СНГ).21 декабря к СНГ присоединились поставленные перед свершившимся фактом руководители еще восьми республик (Азербайджан, Армения, Казахстан, Киргизстан, Молдавия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан), санкционировав тем самым кончину Союза. 25 декабря М.С. Горбачев подал в отставку с поста Президента СССР, а 26 декабря 1991 г. Верховный Совет СССР заявил о роспуске Союза Советских Социалистических Республик. Видеолекция «Распад СССР»: