9.
Образ времени и пространства. Пейзаж, топонимические образы как частные случаи образа пространства. Хронотоп
События, образы художественного произведения существуют в своём художественном времени и пространстве. Образы художественного пространства и времени являются неотъемлемым элементом системы образов литературного произведения.Свойства художественного времени и пространства не совпадают с реальным временем и физическим пространством.Художественное время может состоять из нескольких временных пластов: границы фабульного времени могут не совпадать с объёмом художественного времени внесюжетных эпизодов (например, в «Мёртвых душах» за границами фабульного времени находятся биография Чичикова, история капитана Копейкина и Плюшкина, лирические авторские отступления).Художественное время отличается от времени читателя: за несколько минут или часов читатель может познакомиться с историей жизни персонажа от его рождения до смерти, и наоборот — описание одного мгновения из жизни героя может занять при чтении достаточно большой отрезок реального времени. У художественного времени свой темпоритм: чем больше событий совершается в единицу времени, тем выше темпоритм. Течение художественного времени может замедляться и ускоряться — тогда мы говорим, что времяПространство и время художественного произведения тесно взаимосвязаны, они взаимодействуют: течение времени передаётся через перемещение героя в пространстве, и наоборот — изменение положения героя или предмета в пространстве сопряжено с перемещением во времени; замедление времени сопровождается расширением и детализацией пространства, а ускорение времени сопровождается сжатием пространства, насыщением сменяющими друг друга событиями.расширяется или сжимается.Если в произведении присутствует повествователь, время произведения дополняется временным пластом рассказчика (у героев и повествователя время разное): «Автор может изобразить себя современником событий, может следовать за событиями «по пятам», события могут перегонять его (как в дневнике, в романе, в письмах и т.п.). Автор может изобразить себя участником событий, не знающим в начале повествования, чем они кончатся. Но автор может отделить себя от изображаемого времени действия его произведения большим промежутком времени, он может писать о них как бы по воспоминаниям — своим или чужим, по документам; события могут развертываться от него вдалеке; он может изобразить себя знающим их от начала и до конца и в самом начале своего повествования намекать или прямо указывать на их будущее завершение» (Д.С. Лихачёв).Некоторые герои произведения существуют в своём времени, не совпадающем со временем других персонажей: например, Павел Петрович Кирсанов словно застыл в своём прошлом — том периоде, когда он был светским львом; не совпадает время Онегина и Татьяны: Татьяна просыпается до восхода солнца — Онегин встаёт за полдень; Татьяна влюбляется в Евгения, твёрдо зная, что он ей «послан Богом», — Онегин не успевает оценить её чувства; когда он полюбил Татьяну, уже было слишком поздно.Время может быть объективным и субъективным. Так, Иван Бездомный, слушавший рассказ Воланда о Понтии Пилате всего несколько минут, обнаруживает, что уже наступил вечер. Во внутреннем мире Поприщева, героя произведения Гоголя «Записки сумасшедшего», время движется по законам нарастающего безумия, что находит отражение в его записях: «Год 2000 апреля 43 числа — Мартобря 86 числа. Между днём и ночью. Никоторого числа».Время в художественном произведении может быть ограниченным или открытым («кончается сюжет — кончается и время» Д.С. Лихачёв). Сюжетные границы времени размыкаются за счёт авторских отступлений, имеющих вневременной характер (например, размышления автора о будущем России в поэме «Мёртвые души»).Модель художественного времени может быть линейной (прошлое — настоящее — будущее), цикличной (жизнь идёт по кругу: на смену одному поколению приходит другое, завершение одного витка истории становится началом другого).Если события следуют одно за другим, мы имеем дело с диахроническим изображением времени, если события происходят параллельно, одновременно, такое изображение называется синхроническим (например, именины в доме Ростовых и смерть графа Безухова).Художественное время может изображаться как историческое: «С чувством времени связано и чувство истории. У одних писателей это чувство истории сильнее, у других слабее. Это сказывается не только в выборе исторических тем одними авторами и в отсутствии интереса к ним у других. Даже в подходе к пейзажу, к быту может выражаться то большее, то меньшее чувство истории. Если мы сравним с этой точки зрения таких русских писателей, как Чехов и Бунин, то заметим, что у Чехова почти отсутствует интерес к истории, в то время как у Бунина этот интерес поглощает его целиком. Для Бунина были полны историческими воспоминаниями даже русские реки, дороги, степь.<…> Особенно усилилось чувство истории в произведениях Бунина в его эмигрантский период. Для Бунина-эмигранта все, что происходило когда-то в России, ее быт, ее люди, — не просто прошлое, но и история. Пафос расстояния усилил пафос времени. Рассказ «Подснежник» прямо начинается со слов, характерных для его эмигрантских настроений: «Была когда-то Россия…» Россия для него невозвратна, она в прошлом, в прошлом Москва, Орел, в прошлом русские люди… Все, что относится к России, стало для него историей» (Д.С. Лихачёв). В создании образа исторического времени участвуют топонимы.Также художественное время может характеризоваться как точечное, календарное, космическое, биографическое, семейно-родовое, определенное / неопределенное.«В своем произведении писатель создает определенное пространство, в котором происходит действие. Это пространство может быть большим, охватывать ряд стран (в романе путешествий) или даже выходить за пределы земной планеты (в романах фантастических и принадлежащих к романтическому направлению), но оно может также сужаться до тесных границ одной комнаты. Пространство, создаваемое автором в его произведении, может обладать своеобразными «географическими» свойствами; быть реальным (как в летописи или историческом романе) или воображаемым (как в сказке).Оно может обладать теми или иными свойствами, так или иначе «организовывать» действие произведения. Последнее свойство художественного пространства особенно важно для литературы и фольклора. Дело в том, что пространство в словесном искусстве непосредственно связано с художественным временем. Оно динамично. Оно создает среду для движения, и оно само меняется, движется. Это движение (в движении соединяется пространство и время) может быть легким или трудным, быстрым или медленным, оно может быть связано с известным сопротивлением среды и с причинно-следственными отношениями» (Д.С. Лихачёв).Художественное пространство отражает границы, конфигурацию и плотность того мира, в котором разворачиваются события. Оно может искривляться, расширяться и сужаться, пульсировать, быть конечным и бесконечным, распадаться на отдельные части, пересекаться с другим пространством, иметь проницаемые границы и т.д. Символические знаки пространства — порог, дверь, лестница, ступени, окно, мост — имеют очень важное значение. Это знак судьбоносного решения, обозначение границы перехода из одного пространства в другое, от одного состояния к другому. Существенным признаком является открытость/закрытость пространства. Например, в стихотворении А.С. Пушкина «Узник» представлены два пространства: закрытое — где томится лирический герой, и открытое — пространство свободы, где «гуляет лишь ветер…». В романе «Преступление и наказание» Петербург представляет собой замкнутое, похожее на лабиринт, душное (и бездуховное) пространство, в котором герой совершает убийство. Пространство этого топонимического образа дополняется ещё одним замкнутым пространством — комнаткой Раскольникова, где в духоте и тесноте вызревает страшная «идея» о «разрешении крови по совести». Не случайно следователь Порфирий Петрович говорит Раскольникову: «Вам теперь <…> воздуху надо, воздуху, воздуху!». Открытое пространство может быть как знаком свободы, так и знаком безысходности. Вспомним проходную комнатку семьи Мармеладовых, в которой нельзя укрыться от бесцеремонного любопытства соседей; слова Мармеладова о трагедии человека, которому «некуда пойти».Расширение/сужение пространства происходит под влиянием того, с каких «точек обзора» оно показано. Так, в поэме А.А. Блока «Двенадцать» пространство «пульсирует»: от бесконечного («ветер, ветер на всём божьем свете») оно сужается до Петрограда — одной улицы — группы красноармейцев — Петьки (кстати, здесь происходит переход из внешнего во внутреннее — пространство переживаний красноармейца), а затем опять расширяется до безграничных просторов.Пространство может быть внешним, географически и топонимически достоверным, конкретным (например, Гороховая улица в Петербурге, где снимал квартиру Илья Ильич Обломов), выдуманным, или условным (например, вымышленный А. Грином город Зурбаган), абстрактным («где-то на белом свете»), внутренним — пространство души, мир эмоций, переживаний; когда внутренний мир изображается метафорически, речь идёт о ментальном пространстве, картине воображаемой реальности (например, душа может быть представлена как «элизиум теней», храм, одичавший сад, колодец, море и т.д.).Дисгармоничное, деформированное пространство является метафорическим отражением неблагополучия жизни, противоестественности человеческих отношений (вспомним асимметричную комнатку Сонечки Мармеладовой, «заколдованные места» в произведениях Н.В. Гоголя, Москву М.А. Булгакова, по которой разгуливает, глумясь над москвичами, банда Воланда).«Далёкое» пространство обычно мыслится как лучшее, желанное, иногда как потустороннее, к нему герой устремляется мечтами, «верхнее» пространство также связано с представлением об идеальном, о духовном росте, жизненном подъёме.Материальным воплощением художественного пространства могут быть пейзаж или интерьер.Пейзаж — это словесная картина внешнего по отношению к человеку пространства и принадлежащих ему объектов. Пейзаж может выполнять роль декорации, фона, быть средством выражения авторской позиции (например: «примиряющий» пейзаж, которым завершается роман «Отцы и дети», пейзаж в 9-й главе романа «Обломов», объясняющий условия и причины формирования характера обломовцев), служить средством создания образа персонажа и выражения авторского отношения к нему.Интерьер — это картина закрытого от внешнего мира пространства жилища, данная изнутри, служащая средством раскрытия сущности персонажа. Вспомним жизненное пространство Онегина: в то время как изысканность интерьера его петербургского кабинета, обилие предметов ухода за внешностью и отсутствие даже намёка на интеллектуальную жизнь подчёркивают в Онегине праздность, увлечённость светской суетой, погоней за удовольствиями жизни, аскетичность интерьера деревенского кабинета Онегина, «груда книг» отражает изменения, произошедшие с героем, его духовные поиски, интеллектуальный труд.В рассказе И.А. Бунина «Чистый понедельник» мы находим описание интерьера комнаты героини: «много места занимал широкий турецкий диван, стояло дорогое пианино», а над диваном «зачем-то висел портрет босого Толстого». Это сочетание элементов западной культуры (пианино) и восточной (турецкий диван) отражает противоречивость души героини, в которой причудливо соединяется восточное и западное начала. Портрет босого Толстого, как известно, в итоге порвавшего со всей своей прежней жизнью, является знаком, предсказывающим дальнейшую судьбу девушки — её отречение от земной жизни, уход в монастырь.Пространство и время художественного произведения тесно взаимосвязаны, они взаимодействуют: течение времени передаётся через перемещение героя в пространстве, и наоборот — изменение положения героя или предмета в пространстве сопряжено с перемещением во времени; замедление времени сопровождается расширением и детализацией пространства, а ускорение времени сопровождается сжатием пространства, насыщением сменяющими друг друга событиями. При этом знаками пространства и времени могут быть одни и те же речевые средства (например: место находится в нескольких минутах ходьбы, ехать до него недолго — всего два квартала).Модель пространственно-временных отношений в произведении называется хронотопом. Хронотоп характеризуется пересечением и слиянием художественного времени и пространства: «приметы времени раскрываются в пространстве», а «пространство осмысливается и измеряется временем» (М.М. Бахтин). Видеолекция «Образ времени и пространства. Пейзаж, топонимические образы как частные случаи образа пространства. Хронотоп»: