34.
Литература второй половины XIX в.
Несмотря на героизм русских солдат, Россия проиграла Крымскую войну 1853—1856 гг. из-за экономической и технической отсталости страны и обветшалости её чиновничье-бюрократического аппарата.Император Александр II понимал, что Россия нуждается в преобразованиях и в первую очередь — в отмене крепостного права. Однако половинчатые реформы 1861 г. не удовлетворяли ни крестьянство, ни помещиков, что привело к углублению социальных противоречий.Между тем либеральные реформы в государственном аппарате, армии, в юстиции и экономике ускорили развитие буржуазных отношений в России.Победное завершение в 1863—1864 гг. Кавказской войны поправило пошатнувшийся престиж России.Распространение просвещения, развитие отечественной науки способствовали появлению разночинной интеллигенции и демократизации художественного сознания.Актуальным для русского общества являлся вопрос о дальнейшей судьбе страны. Славянофилы отстаивали самобытность культypнo-исторического пути России, считали путь, избранный Петром I, гибельным для страны и народа. Западники, напротив, считали Петровские реформы полезными, защищали «западный», буржуазный путь развития России. Почвенники стремились сгладить противоречия между западниками и славянофилами, не отвергали пользы реформ Петра, но стремились при этом сохранить национальную самобытность народа, призывали переносить на русскую почву западные прогрессивные достижения. «Почвенники, особенно Ф. Достоевский, не отрицали целиком и западничества: «Славянофилы и западники ведь тоже явление историческое и в высшей степени народное». Они полагали, что синтезируют рациональные черты тех и других». (ИСТОРИЧЕСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ. Почвенничество в литературе.)Ведущим методом в литературе второй половины XIX в. был критический реализм, имевший в основном ярко выраженный социально-обличительный характер. Этому направлению было присуще не только правдивое изображение действительности, но и аналитический подход к явлениям жизни, глубина художественного мышления.В этот период появилась целая плеяда революционно настроенных писателей и критиков-разночинцев: Н.А. Некрасов, Н.Г. Чернышевский, Г. Успенский, Н.А. Добролюбов, Д.И. Писарев, Н.Г. Помяловский и др. Многим из них пришлось выдержать немало жизненных испытаний, нужду и лишения. Однако эти авторы воспринимали свой труд не как источник заработка, а как высокое гражданское служение; они были убеждены в силе воздействия художественного слова на читателя. Во многом именно благодаря писателям — революционным демократам в обществе утвердилось отношение к литературе как к учебнику жизни.В то время как апологеты революционно-демократического направления стремились поставить искусство на службу интересам народа, сторонники «искусства для искусства», или «чистого иcкусства», утверждали caмoцeнность всякого художественного творчества, его независимость от политики и общественных проблем.В своей диссертации «Эстетическое отношение искусства к действительности» Н.Г. Чернышевский обосновал идею о том, что прекрасное есть сама жизнь, а цель искусства — воспроизведение жизни. Свои взгляды Чернышевский и его единомышленники выдвигали на страницах пушкинского журнала «Современник», в котором Н.А. Некрасов был главным редактором. Революционные идеалы и эстетические установки Н.А. Добролюбова и Н.Г. Чернышевского не разделяли А.А. Фет, Ф.И. Тютчев, А.К. Толстой, И.С. Тургенев и некоторые другие литераторы, что привело к расколу внутри редакции журнала «Современник».Очень важным для русской литературы был вопрос о новом герое. В отличие от романтических произведений, главным действующим лицом которых был герой-одиночка, гордый красавец, в центре реалистического повествования появился персонаж, наделённый неброской внешностью, но обладающий богатым внутренним миром. Таковы герои И.С. Тургенева, Л.Н. Толстого, Ф.М. Достоевского.Иначе решали проблему нового героя представители революционно-демократического лагеря. Они стремились к созданию образа человека, которому принадлежит решающая роль в преобразовании российской действительности. Таковы образы «новых людей» в философско-утопическом романе Н.Г. Чернышевского «Что делать?». Это «разумные эгоисты», представители разночинной интеллигенции, и новый тип русской женщины, которая видит своё счастье не только в любви и семейной жизни, но и в общественно-полезной деятельности. В ответ на произведение революционно настроенного Чернышевского И.С. Тургенев отразил своё представление о «новых людях», выходящих на политическую арену страны, в образе Евгения Базарова, героя романа «Отцы и дети». Автор, будучи противником революционного пути развития, попытался показать «преждевременность» появления людей базаровского типа; несмотря на симпатию к своему герою, Тургенев «уводит» Базарова из жизни. Перед смертью Евгений Базаров с горечью признаёт: «Я нужен России... Нет, видно, не нужен. Да и кто нужен?».Не менее востребованной в литературе была народная тема. Изображали жизнь крестьянства и крепостной деревни Д.В. Григорович, И.С. Тургенев, тема тяжкой доли русского народа стала определяющей в творчестве Н.А. Некрасова.Наряду с социальными проблемами пореформенная эпоха ставила перед людьми острые нравственно-этические и философские проблемы.Поиском смысла и идеала в жизни отмечены романы Ф.М. Достоевского 60—70-х годов. Тема индивидуалистических устремлений в частной и общественно-исторической жизни привлекала и Л.Н. Толстого. Подобно Достоевскому, автор «Войны и мира» абсолютизировал роль нравственного начала в историческом развитии человечества.Тема разрушения родственных уз стала особо актуальной в 70-е годы XIX столетия, т.к. развитие буржуазных отношений уже начало расшатывать основы семьи. Этот деструктивный процесс запечатлели в своих романах М.Е. Салтыков-Щедрин («Господа Головлевы») и Ф.М. Достоевский («Братья Карамазовы»).В 80—90-е годы XIX столетия в литературе наметились тенденции ухода от критического реализма. Многие писатели ощущали потребность в новом художественном методе: «Литература была белый лист, а теперь он весь исписан. Надо перевернуть или достать другой» (Л.Н. Толстой). Видеолекция «Литература второй половины XIX в.»: