37.
Ф.И. Тютчев. Художественное своеобразие лирики
Здесь духа мощного господство,Здесь утончённой жизни цветА.А. ФетФ.И. Тютчев (1803—1873) — дипломат, чиновник (тайный советник), мыслитель и поэт — оставил яркий след в русской литературе XIX в..Будучи щедро одарённым природой, он рано стал писать стихи, но большую часть жизни, до самой кончины, провёл на дипломатической и государственной службе, из них 22 года прожил за границей, в Германии, где пополнил университетское образование изучением немецкой философии и литературы. Фёдор Иванович никогда не помышлял о стезе профессионального литератора и дистанцировался от литературной борьбы.Судьба Ф.И. Тютчева складывалась трагически: его жена с детьми едва не погибли в пожаре на теплоходе «Николай I», следовавшем из Петербурга в Турин. Жена Тютчева Элеонора так и не оправилась от потрясения — в 1838 г. она умерла. Тютчев, как свидетельствуют различные источники, поседел от горя за одну ночь. Со своей второй женой, Эрнестиной, Фёдор Иванович прожил до конца своих дней, однако была в жизни поэта ещё одна любовь, обернувшаяся трагедией: чувства, соединившие 24-летнюю красавицу Елену Александровну Денисьеву и Тютчева, привели Денисьеву к глубоким страданиям и преждевременной смерти от чахотки.Перипетии судьбы не могли не сказаться на мироощущении поэта и его творчестве.Для лирики Ф.И. Тютчева характерна идея о несовершенстве человека и его ничтожности перед лицом великой и всемогущей природы. Горьким сарказмом проникнуты строки стихотворения «Коршун»:С поляны коршун поднялся,Высоко к небу он взвился;Все выше, дале вьётся он —И вот ушел за небосклон.Природа-мать ему далаДва мощных, два живых крыла —А я здесь в поте и в пыли,Я, царь земли, прирос к земли!..Человек — всего лишь песчинка мироздания, «мыслящий тростник». Он ропщет, не в силах обрести гармонию («Певучесть есть в морских волнах…»):…Невозмутимый строй во всем,Созвучье полное в природе, —Лишь в нашей призрачной свободеРазлад мы с нею сознаем.Откуда, как разлад возник?И отчего же в общем хореДуша не то поет, что море,И ропщет мыслящий тростник?В своём творчестве Тютчев следует романтической идее двоемирия:Кто б ни был ты, но, встретясь с ней,Душою чистой иль греховнойТы вдруг почувствуешь живей,Что есть мир лучший, мир духовный.Тютчев благоговейно преклоняется перед великой, загадочной жизнью природы («Не то, что мните вы, природа…» (1836 г.), его пантеизм (обожествление природы) особенно ярко проявляется в строках:Природа знать не знает о былом,Ей чужды наши призрачные годы,И перед ней мы смутно сознаемСебя самих — лишь грезою природы.Поочередно всех своих детей,Свершающих свой подвиг бесполезный,Она равно приветствует своейВсепоглощающей и миротворной бездной.Единственно возможное для человека бессмертие — это слияние с природой, растворение в ней, отказ от иллюзорной индивидуальности:

Все вместе - малые, большие,
Утратив прежний образ свой,
Все - безразличны, как стихия,-
Сольются с бездной роковой!..

О, нашей мысли обольщенье,
Ты, человеческое Я,
Не таково ль твое значенье,
Не такова ль судьба твоя?

(«Смотри, как на речном просторе…», 1851 г.)

Когда пробьет последний час природы,
Состав частей разрушится земных:
Все зримое опять покроют воды,
И божий лик изобразится в них!

(«Последний катаклизм», 1829 г.)
Из противостояния человека (мимолётного) и природы (вечного) рождается неутолимая жажда познания тайн бытия, попытка понять основы мироздания, постичь космос. Воображение поэта проникает в недосягаемые для человека дали и рисует величественную картину Земли, плывущей в космическом пространстве:Небесный свод, горящий славой звездной,Таинственно глядит из глубины, -И мы плывем, пылающею безднойСо всех сторон окружены.(«Как океан объемлет шар земной…», 1830 г.)Человеческая душа «на волю просится и рвётся», её влечёт первозданный хаос, который открывается только ночью:И бездна нам обнаженаС своими страхами и мглами,И нет преград меж ей и нами:Вот отчего нам ночь страшна!(«День и ночь», 1839 г.)Хаос таится в природе и иногда в буйстве стихий вырывается наружу, как во время грозы (не случайно у Тютчева несколько стихотворений посвящено этому явлению природы). Однако хаос живёт и в душе человека. Именно поэтому любовь оборачивается смертельным поединком, «борьбой неравной двух сердец» («Предопределение», 1851 — 1852 гг.), поэтому так близко к любви самоубийство («Близнецы», 1850 — 1851 гг.), поэтому любовь несёт не только наслаждение, но и страдание («О, как убийственно мы любим!...», 1851 г.) — все эти идеи наиболее полно представлены в «денисьевском» цикле. Следует отметить, что любовная лирика Тютчева отличается глубоким психологизмом, хотя психологизм присущ и другим произведениям поэта.Литературоведы назвали психологизм Тютчева синтетическим: этот творческий метод состоит в восприятии «индивидуальной душевной жизни как второй нетелесной действительности человека, не менее реальной для него, чем внешний объективный мир. Обе эти действительности являются у поэта «разными воплощениями одной сути» — того «Божьего лика», о котором говорится в стихотворении «Последний катаклизм». Отсюда становятся возможными органичные параллели и переплетения между явлениями человеческого и природного миров, позволяющие характеризовать их одними и теми же образами (ночи, дня, тени, весны и др.)». (Козлик И.В. В поэтическом мире Ф.И. Тютчева.)В одном из ранних стихотворений Тютчев признаёт тщётность попыток постичь загадки мира:Мы в небе скоро устаем,И не дано ничтожной пылиДышать божественным огнем.(«Проблеск»)Не меньшую загадку представляет собой мятущаяся, стремящаяся осознать своё место в мире человеческая душа:О вещая душа моя!О сердце, полное тревоги,О, как ты бьёшься на порогеКак бы двойного бытия!..(1855 г.)Человек, отделившись от природы, пытается её понять, подчас приписывает природе несуществующие тайны:Природа — сфинкс. И тем она вернейСвоим искусом губит человека,Что, может статься, никакой от векаЗагадки нет и не было у ней.(1869 г.)«Смертная мысль», подобно фонтану, может достичь только определённой высоты, за которой следует падение:Как жадно к небу рвешься ты,Но длань незримо-роковаяТвой луч упорный, преломляя,Свергает в брызгах с высоты.(«Фонтан», 1836 г.)Отсюда вывод: «Мысль изреченная есть ложь!» («Silentium», 1830 г.). Поэт считает, что душа человека — это замкнутый мир, не имеющий выхода наружу, поэтому все попытки преодолеть его границы и поведать окружающим сокровенные чувства и переживания обречены на неуспех, — в этом Тютчев близок другим поэтам-романтикам (вспомним «Невыразимое» В.А. Жуковского, «Как беден наш язык…» А.А. Фета и др.).«Как во всей природе наш поэт признавал живую душу, которою держится единство и целость мира, подобным же образом он признавал и живую душу человечества и видел ее — в России», — отмечает Вл. Соловьёв. Много лет прожив в Западной Европе, Ф.И. Тютчев пришёл к выводу, что европейская культура обречена на гибель вследствие совершающихся там революций. Европа, высокомерно относясь к России, отдалась революционной стихии. Единственной надеждой цивилизации является Россия, объединённая с Восточной Европой. Таким образом, Ф.И. Тютчев выдвигал идею панславизма — всеславянского единства, согласно которой на Россию возложена особая миссия — объединение всего человечества. Поэтому Федор Иванович неоднократно в своём творчестве обращался к образу России. («Умом Россию не понять», «Эти бедные селенья» и др.).Творчество Ф.И. Тютчева сыграло большую роль в развитии русской литературы, не случайно Л.Н. Толстой заявлял, что без Тютчева «нельзя жить», а Фет считал, что в поэзии Тютчева русский стих достиг «эфирной высоты».Излюбленный жанр Тютчева — лирический фрагмент, «стихи по случаю». Известный литературовед Ю. Тынянов указывал, что Тютчев разложил жанры классицизма — оду, дидактическую поэму — на лирические фрагменты: «Словно на огромные державинские формы наложено уменьшительное стекло, ода стала микроскопической, сосредоточив свою силу на маленьком пространстве…». Роднит творчество Тютчева с произведениями классицизма и содержание: законы мироздания, противоборство хаоса и космоса, человека и природы, стихии и культуры — эти темы сближают поэзию Тютчева с поэзией Державина и Ломоносова.Творчеству поэта свойствен параллелизм в изображении жизни и состояний природы и человека. Отсюда — богатство метафор и метафорических эпитетов, например: «румяное, громкое восклицанье», «всемирный благовест солнечных лучей», «море баюкает сны тихоструйною волною».Тютчев стоял у истоков поэзии впечатлений. Об этой стороне его таланта очень хорошо сказал В.Я. Брюсов: «Пушкин умел определять предметы по их существу; Тютчев стремился их определять по впечатлению, какое они производят в данный миг. Именно этот прием, который теперь назвали бы «импрессионистическим», и придает стихам Тютчева их своеобразное очарование, их магичность»: «день стоит как бы хрустальный», край неба «дымно гаснет», что-то порхнуло в окно «дымно-легко, мглисто-лилейно», долина «вьется росисто», дубрава «дрожит широколиственно», фонтаны «брызжут тиховейно», золотой месяц «светит сладко», птицы «реют голосисто» и т.д.Большое внимание уделял Ф.И. Тютчев звуковой отделке стиха, активно использовал ассонансы и аллитерации: «Сладкий сумрак полусонья», «Тихий, томный, благовонный», «В какой-то неге онеменья», «И ветры свистели, и пели валы», «Кругом, как кимвалы, звучали скалы».Преемниками Ф.М. Тютчева стали поэты-символисты рубежа XIX—XX вв. Видеолекция «Ф.И. Тютчев. Художественное своеобразие лирики»: