43.
Л.Н. Толстой
Лев Николаевич Толстой был неординарен во всём. Его первые воспоминания о детстве относятся к младенческим ощущениям: он лежит спелёнутый и надрывается плачем, пытаясь объяснить, что ему нужна свобода, но взрослые этого не понимают: «Им кажется, что это нужно (т.е., чтобы я был связан), тогда как я знаю, что это не нужно, и хочу доказать им это, и я заливаюсь криком, противным для самого себя, но неудержимым... Мне хочется свободы, она никому не мешает, и я, кому сила нужна, я слаб, а они сильны».Лев Толстой родился 28 августа (9 сентября) 1828 г. в усадьбе Ясная Поляна, где провёл большую часть своей жизни. «Без Ясной Поляны трудно могу себе представить Россию и мое отношение к ней», — писал Л.Н. Толстой.Он был потомком двух древних и славных родов — графов Толстых и князей Волконских, их семья состояла в родстве с древними аристократическими родами Горчаковых, Трубецких. Известно, что А.С. Пушкин приходился Льву Николаевичу четвероюродным дядей.Рано оставшись без матери (ему не было и двух лет), а затем, в девятилетнем возрасте, и без отца, Лев Толстой был воспитан дальней родственницей — «тётушкой», как её называли дети, Татьяной Александровной Ергольской, которая когда-то в юности была влюблена в отца Лёвушки, графа Николая Толстого, из-за чего так и не вышла замуж. Всю свою нерастраченную любовь она отдала детям любимого человека, им Татьяна Александровна привила любовь к музыке и религиозность. Официальной опекуншей сирот была сестра отца Толстого Александра Ильинишна Остен-Сакен.Особое влияние на Льва Николаевича имел его старший брат. Ещё в детстве он заронил в души своих младших братьев любовь к добру и мечту о всеобщем счастье. Он рассказал о «муравейных братьях» и о зеленой палочке, на которой написана «главная тайна о том, как сделать, чтобы все люди не знали никаких несчастий, никогда не ссорились и не сердились и были бы постоянно счастливы...».С 1843 г. Лев Толстой был студентом сначала восточного факультета Казанского университета, затем — юридического, однако вскоре он охладел к учёбе и в 1847 г. покинул университет. Большое впечатление на Толстого оказали труды Ж.-Ж. Руссо. С 1847 г. и до конца своих дней Толстой вёл дневник, в котором анализировал все движения своей души, подвергая себя нелицеприятному суду собственной совести.Толстой был сильной, увлекающейся личностью. Вступив в самостоятельную жизнь, Лев Николаевич со всей страстностью своего темперамента окунулся в водоворот светских развлечений, наделал долгов и практически разорился. За моральной поддержкой он обратился к старшему брату Николаю, который служил в действующей армии на Кавказе.На Кавказе Лев Николаевич провёл более двух лет (1851—1854), закончил повесть «Детство»(1851), написал «Отрочество»(1854). В 1857 г. была написана повесть «Юность».«Я чувствую, что здесь я стал лучше», — такую запись он оставил в своём дневнике. Свои впечатления об этом периоде он воплотил в произведениях, самым замечательным среди которых была повесть «Казаки» (1852—1863). Л. Толстой был участником и Крымской кампании, участвовал в обороне Севастополя. В то время он, как его герой князь Андрей Болконский, мечтал о славе — «славе служебной, основанной на пользе отечества». Результатом новых впечатлений стали «Севастопольские рассказы» (1854—1855). В 1856 г. были написаны «Метель», «Два гусара», «Утро помещика» и другие произведения.Честь открытия таланта Льва Толстого для читателей принадлежит Н.А. Некрасову, бывшему в то время главным редактором журнала «Современник». Именно там произошёл писательский дебют Толстого — была опубликована повесть «Детство». Лев Николаевич сразу же вошёл в круг талантливых литераторов, познакомился с А.Н. Островским, И.С. Тургеневым, И.А. Гончаровым. На долгие годы Толстой подружился с Фетом. Наиболее точно определил своеобразие таланта автора Н.Г. Чернышевский, указав такие особенности творчества Л. Толстого, как «нравственное чувство» и «диалектику души».В конце 1856 г. Толстой уехал в Европу, где пробыл около полугода. Несмотря на бурную, полную развлечений, заграничную жизнь, Лев Николаевич не оставляет напряжённой мыслительной работы, следствием которой стало его решение создать школу. В июле 1857 г. в его дневнике появилась запись: «Главное: сильно, явно пришло мне в голову — завести у себя школу для всего околотка и целая деятельность в этом роде». К этому же периоду относятся и такие мысли писателя: «Вечная тревога, труд, борьба, лишения — это необходимые условия, из которых не должен сметь думать выйти хоть на секунду ни один человек. Только честная тревога, борьба и труд, основанные на любви, есть то, что называют счастьем. <…> Чтоб жить честно, надо рваться, путаться, биться, ошибаться, начинать и бросать, и опять начинать и опять бросать, и вечно бороться и лишаться. А спокойствие — душевная подлость...».Три года Лев Толстой занимался педагогической деятельностью. Один из учеников яснополянской школы, Василий Морозов, вспоминал спустя полвека: «...Часы проходили у нас минутами. Если жить в таком веселье, не увидишь, как и век пройдет... В таких радостях и весельях, в скорых успехах в учении мы так сблизились с Львом Николаевичем, как вар с дратвой. Мы страдали без Льва Николаевича, а Лев Николаевич без нас. Мы были неотлучны от Льва Николаевича и нас разделяла одна глубокая ночь. День же мы проводили в школе, а вечер у нас в играх проходит, до полночи сидим у него на террасе. Он рассказывает какую-нибудь историю, рассказывает про войну, как его тетушку в Москве повар зарезал, как он был на охоте, как его было медведь заел, и показывал нам около глаза метину, как медведь его лапой царапнул. Болтовне не было у нас конца. Рассказывали и мы ему страсти: про колдунов, про лесных чертей... Он рассказывал нам сказки страшные и смешные, пел песни, прикладывая слова к нам... Лев Николаевич вообще был ужасный-ужасный шутник, не пропустит случая, чтобы как-нибудь всегда не пошутить, не посмеяться. Называл он нас разными прозвищами...» (Полнер Т.И. Лев Толстой и его жена. История одной любви. )В 1860 г. Льву Николаевичу пришлось уехать во Францию, чтобы провести последние дни с умирающим от чахотки братом Николаем. Месяц, проведённый у постели мучительно угасавшего «умного, доброго, серьёзного» человека, которого Толстой «любил и уважал положительно больше всех на свете», не прошёл для него бесследно. «К чему всё, когда завтра начнутся муки смерти со всей мерзостью лжи, самообмана, и кончится ничтожеством, нулем для себя...», — горько размышлял Лев Николаевич. Его переживания были столь драматичны, что он на какое-то время утратил смысл жизни и охладел к своему детищу — яснополянской школе. Он не торопился обратно, на родину. Должно было пройти несколько месяцев, чтобы душевная рана зарубцевалась. Толстой стал изучать школьное дело во Франции, Германии, Англии и других странах Западной Европы.19 февраля 1861 г. произошла отмена крепостного права. Крестьян надо было наделить землёй. Для урегулирования разногласий между бывшими крепостными и помещиками нужны были мировые посредники. Когда тульский губернатор обратился к Толстому с просьбой стать таким посредником, Лев Николаевич находился за границей. «Я не посмел отказаться, перед своей совестью и ввиду того ужасного, грубого и жестокого дворянства, которое обещалось меня съесть, ежели я пойду в посредники», — так об этом вспоминал писатель. Около года Толстой боролся за интересы крестьян, но его решения опротестовывались вышестоящими инстанциями; на Льва Николаевича писали доносы, ему угрожали расправой. Ощутимых результатов посредническая деятельность не приносила, состояние здоровья Л. Толстого ухудшилось — у него открылась чахотка (писатель стал кашлять кровью) — всё это заставило писателя уйти в отставку и отправиться на лечение кумысом под Самару.В сентябре 1862 г. Лев Николаевич женился на Софье Андреевне Берс, дочери известного врача. Наконец Толстой обрёл счастье, о котором долго мечтал: «Счастье семейное поглощает меня всего... Часто мне приходит в голову, что счастье и все особенные черты его уходят, а никто его не знает и не будет знать, а такого не было и не будет ни у кого, и я сознаю его...». Если в молодости писатель едва не прокутил всё своё состояние, то теперь его главной заботой стало обеспечение процветания семье. В Толстом проснулся дар делового человека: он умело торговался с издателями и публиковал свои произведения на очень выгодных для себя условиях. Писателю было о ком заботиться — его семья регулярно пополнялась (в течение 25 лет Софья Андреевна подарила мужу 13 детей, 4 из которых умерли).В 1863 г. у писателя появляется замысел создать большое произведение о декабристах — «роман из времени 1810 и 20-х годов». Пищу для размышления автору дали семейные архивы (декабрист князь С.Г. Волконский был троюродным дядей Толстого). Однако чтобы понять мотивы людей, ставших декабристами, писателю пришлось углубиться в эпоху, сформировавшую их убеждения. Так постепенно у Льва Толстого созрел грандиозный план романа-эпопеи «Война и мир». Над этим произведением Толстой трудился пять лет (1864—1868). Это был нелёгкий труд — иногда писатель отчаивался, работа казалась ему непосильной. Однако роман был завершён и принёс автору всенародную славу. Произведение отразило идеи, которыми жил Толстой в те годы: патриотизм, единение с народом, семейное счастье. Секретарём и вдохновительницей, почитательницей великого писателя и «нянькой его таланта» (как метко выразился один из современников Толстого) долгие годы была Софья Андреевна.По завершении работы над эпопеей Лев Николаевич вернулся к педагогическому труду. Он создаёт «Азбуку», пишет статьи на педагогические темы, углубляется в вопросы философии.С 1873 по 1877 гг. Толстой работал над романом «Анна Каренина». Появление этой книги окончательно утвердило мнение о Толстом как гениальном писателе. Однако именно в годы работы над «Анной Карениной» Лев Николаевич стал терзаться вопросами о смысле и цели всей своей деятельности, о жизни и смерти.«Ну, хорошо, ты будешь славнее Гоголя, Пушкина, Шекспира, Мольера, всех писателей в мире, — ну, и что ж?!.. Как мне спастись? Я чувствую, что погибаю. Живу и умираю, люблю жизнь и боюсь смерти — как мне спастись?» — такими мучительными вопросами задаётся Толстой.Отличительной чертою Толстого надо признать его вечные перемены. Духовный кризис может случиться с каждым. У Толстого из таких кризисов состоит вся жизнь.Читая и перечитывая «Войну и мир», трудно отрешиться от мысли, что оба героя романа (князь Андрей Болконский и Пьер Безухов) близки автору по духу: один олицетворял то, что Толстой называл своим «умом ума» (разум, анализ, мысль); другой — его «ум сердца» (вера, синтез, чувство). Они — люди совершенно различные, а по преобладанию разума или чувства являются натурами, прямо противоположными. Одна черта у них, однако, общая. Их взгляды, убеждения, миросозерцание находятся в состоянии неустойчивого равновесия. В каждую данную минуту можно ждать в этой области самых решительных перемен. Такие перевороты связаны с событиями личного свойства, — болезнью, неудачами, пресыщением, смертной тоской и т.д. Вдруг в голове свертывается тот главный винт, на котором держалась жизнь, связь между прежде понятными явлениями рассыпается, «мир заваливается», наступает хаос. Потом, постепенно, разрушенный мир начинает снова восстановляться в душе на иных и, кажется, уже незыблемых основаниях. Но наступают новые события, и опять все разваливается. Основы характеров остаются неизменными. Но невозможно представить себе последнюю стадию развития их духовной жизни, последнее миросозерцание каждого из них. Смерть может прекратить эти перевороты, но до самой смерти нельзя положиться ни на одно (на этот раз уже самое достоверное!) решение. И нельзя сказать, чтобы здесь мы имели дело с постоянным душевным хаосом, постоянными колебаниями, постоянным движением. В каждый данный момент убеждения категоричны и тверды, как скала. А назавтра, быть может, обстоятельства сложатся так, что весь стройный душевный мир предшествующей прочной постройки безнадежно завалится.У князя Андрея такие перемены реже, процесс мучительнее. У Пьера Безухова постоянные «верю — не верю» доведены до крайности, и фантастические фазы его душевного развития переходят в область комического.Способностью «разрушать и снова созидать миры», как говорит философ Шестов, отличается и герой «Анны Карениной» — Константин Левин.Такими критическими переживаниями полна судьба Толстого. Человек со своими коренными свойствами остается, конечно, всегда тот же. Но в каждый данный период незаметно накапливается критический материал для будущего переворота. Он прорывается в мыслях и писаниях. Постепенно он приобретает упругость, становится все более сознательным. Наконец, наступает перелом. Иногда он носит такой бурный характер, как в половине семидесятых годов, иногда протекает с большею постепенностью, с большим спокойствием. (Полнер Т.И. Лев Толстой и его жена. История одной любви.)На какое-то время писатель находит спасение в заимствовании у простого народа его отношения к жизни и смерти — этот путь к Богу и вере проходит Левин — герой романа «Анна Каренина». Однако великий писатель-провидец Ф.М. Достоевский усомнился в прочности веры толстовского героя, а значит и самого автора: «В душе его, как он ни старайся, остается оттенок чего-то, что можно, я думаю, назвать праздношатайством — тем самым праздношатайством, физическим и духовным, которое, как он ни крепись, а все же досталось ему по наследству... А веру свою он разрушит опять, разрушит сам, долго не продержится: выйдет какой-нибудь новый сучок, и разом все рухнет...». Пророчество Достоевского сбылось: имея пытливый, «беспокойный» ум, склонность всё подвергать анализу, Лев Николаевич не мог ограничиться слепой верой. Он стал изучать священные тексты, общаться с отцами церкви, но ответов на мучившие его вопросы не получил. Результатом религиозных исканий Толстого стала его книга «В чём моя вера?»(1883). Одна из существенных идей её — непротивление злу насилием.Большое воздействие на Толстого оказало участие в переписи населения (1882 г.). На его участке был ночлежный дом. Писатель отправился туда и был потрясён картиной вопиющей нищеты. Вернувшись домой, где его ждал обед из пяти блюд и прислуживали лакеи в белоснежных перчатках, он ощутил себя преступником. Позднее в своей книге «Так что же нам делать?» Толстой напишет: «…для привилегированного положения нашего у нас нет никакого оправдания: мы мошенничеством захватили это место и обманом удерживаем его».У Льва Николаевича появляется план действий — опрощение: «…уменьшить сколько возможно требования на себя труда других людей, т.е. свои потребности, и увеличивать или, если не было, начинать свой труд для других людей. Делать же все это с чистотой, т.е. избегая пороков, оскверняющих тело и душу (пьянство, разврат) и любовно, т.е. делая это, не делать больно людям, связанным со мною или стоящим на дороге моего дела». В 1884 г. Толстой устранился от распоряжения имуществом. На плечи Софьи Андреевны легла забота о материальном благосостоянии семьи. Теперь она занималась не только воспитанием детей, хозяйственными хлопотами, но и ведением переговоров с издателями.«Опрощение» Льва Николаевича выражалось не только в отказе от помощи слуг, ношении мужицкой одежды и физическом труде, но и в отказе от многих привычек: некогда страстный охотник, с 1884 г. Толстой больше не брал в руки ружья, в 1887 г. он основал общество трезвости и отказался от вина, стал вегетарианцем, в 1888 г. навсегда бросил курить.В 1886 г. Толстой закончил пьесу «Власть тьмы», которую высоко оценил сам император Александр III. С 1887 г. по 1889 г. Л. Толстой работал над «Крейцеровой сонатой» — в этом произведении автор ополчается против семейных отношений, что, видимо, было вызвано усиливающимся отчуждением между писателем и его женой, которая не хотела мириться с тем, что Лев Николаевич всё больше отдаляется от семьи, тяготится получением денег за свои сочинения. Мечтой писателя было бесплатное распространение его произведений. Софья Андреевна не могла обречь своих детей и внуков на нищету. В 1891 г. он оформил дарственную на членов семьи, поделив между ними всё состояние.Толстой страдал от двусмысленности своего положения: он чувствовал вину, что живёт не такой жизнью, которую проповедует. Лев Николаевич не мог убедить жену и детей в истинности своих идей: семья вела светскую жизнь, сообразную своему положению в обществе; но и окончательно уйти от семьи писатель также не мог, понимая, какой удар он нанесёт своим близким. Компромиссы, на которые пришлось пойти великому писателю, открыли для него новую истину — идею нравственного самосовершенствования. Согласно этой идее, добрые дела, ведущие к самосовершенствованию, состоят не в поступках, а в любви к людям — добрым и злым, голодным и сытым — в равной степени. Однако жизнь оказалась значительно сильнее всяких догм. Когда в 1891 г. в центральной России начался голод, Толстой, позабыв обо всех своих идеях, организовал помощь голодающим, сбор средств по всей стране и за границей.«— Как, после всего, что он говорил о денежной помощи, взять пожертвованные деньги и этим краденым у народа товаром обделять обворованный народ!..На него сыпались нападки последовательных толстовцев. Он сам, не переставая, бранил себя и свое дело...А тем временем, в течение двух тяжелых зим, с большою практичностью, он спасал от голодной смерти погибавшее население четырех уездов. Число столовых достигло 246-ти. В них кормилось 13.000 взрослых и 3.000 детей. Он кормил два раза в день и тратил на человека в месяц от 95 копеек до 1 руб. 30 коп. Он не удовольствовался этим обширным хозяйством. В глухие зимние месяцы, когда замерзало население, лишенное обычного своего топлива — соломы, он устроил снабжение беднейших дровами. Он отбирал у крестьян сотни лошадей, из-за бескормицы осужденных на смерть, и организовал их питание. Он выписал большие запасы льна и лыка и раздавал их населению для изготовления обуви и холста. Он устраивал молочные столовые для грудных детей. Весной он выдавал нуждающимся крестьянам на семена овес, картофель, коноплю, просо. Он покупал к началу полевых работ лошадей и раздавал их. Людям, еще не дошедшим до полного нищенства, он продавал по дешевым ценам рожь, муку, печеный хлеб...»  (Полнер Т.И. Лев Толстой и его жена. История одной любви.)Последователи его учения — толстовцы — возмущались «непоследовательностью» Льва Николаевича. Они не понимали, что сердце писателя шире и талантливей любых его умозаключений, что он не остановился в своих поисках истины. Несмотря на преклонный возраст, Толстой, по собственному признанию, был только на подходе к постижению истины. Напряжённая духовная жизнь, помощь людям, нуждающимся в его советах и участии, хлопоты об издании дешёвых и качественных книг для народа, обширная переписка — этим не исчерпывалась деятельность Толстого в 90-е годы XIX в. Из-под его пера вышли блестящие художественные произведения, среди которых — роман «Воскресение» (1889—1899), рассказ «Отец Сергий» (1890—1898). За последние 10 лет своей жизни Лев Толстой создал такие произведения, как «После бала» (1903), «Живой труп» (1900), «Хаджи Мурат» (1896—1904).Л.Н. Толстой в своих публицистических произведениях ставил вечные вопросы о смысле жизни, о вере, выражал сомнения в необходимости и целесообразности таких государственных институтов и достижений цивилизации, как суд, брак, наука, искусство: «Так что же нам делать?» (1882—1886), «О голоде» (1891), «Что такое искусство?» (1897—1898), «Рабство нашего времени» (1900), «О Шекспире и драме» (1906), «Не могу молчать» (1908), «Царство Божие внутри вас» (1893) и др.В 1901 г. Л.Н. Толстого Святейший Синод отлучил Толстого от церкви. Лев Николаевич признавался: «Как-то спросил себя: верю ли я? Точно ли верю в то, что смысл жизни в исполнении воли Бога, воля же в увеличении любви (согласия) в себе и мире, и что этим увеличением, соединением в одно любимого — я готовлю себе будущую жизнь? И невольно ответил, что не верю так, в этой определенной форме. Во что же я верю? — спросил я. И искренно ответил, что верю в то, что надо быть добрым: смиряться, прощать, любить. В это верю всем существом».22 июля 1910 г. Л.Н. Толстой тайно подписал завещание, которого так не хотела и боялась Софья Андреевна.В ночь с 27 на 28 октября 1910 г. Толстой проснулся, услышав, как жена роется в его бумагах в поисках ненавистного завещания. Это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения. Под покровом ночи Лев Николаевич навсегда покинул Ясную Поляну. Он мечтал оказаться как можно дальше от дома, в котором его жизнь превратилась в пытку. В пути Лев Николаевич заболел воспалением лёгких. Ему пришлось сойти с поезда на станции Астапово Рязанской железной дороги. Спустя несколько дней, 7 (20 — по новому стилю) ноября великого писателя не стало. Видеолекция «Л.Н. Толстой»: