45.
Тематическое разнообразие и широта проблематики романа
Жанр романа «Война и мир» — эпопея — предопределил проблемно-тематическое разнообразие этого произведения Л.Н. Толстого.Центральной темой произведения является тема нравственных исканий. Главные герои романа — Андрей Болконский и Пьер Безухов заняты напряжённой духовно-интеллектуальной работой — поиском ответа на вопросы: В чём состоит смысл жизни? Что есть истина? Именно эти вопросы являются ключевыми в проблематике «Войны и мира». В оппозиции «истинное — ложное» автор рассматривает темы семьи, красоты, патриотизма, героизма, движущих сил истории и т.д.Истинная и ложная красотаС первых страниц произведения автор ставит перед читателем проблему истинной и ложной красоты. Используя приём «сцепления эпизодов» (сцены приёма в салоне А.П. Шерер и именин в доме Ростовых) и антитезу (портретные описания в сцене первого бала Наташи), писатель противопоставляет телесному совершенству Элен Курагиной одухотворённую прелесть Наташи Ростовой. Свою мысль о том, что истинная красота всегда духовна, автор выражает с помощью приёма контраста, изображая на фоне подчёркнуто некрасивой внешности княжны Марьи Болконской её прекрасные лучистые глаза, а также создавая в эпилоге портрет замужней Наташи — располневшей, утратившей девичье очарование, растворившейся в заботе о детях, но не потерявшей своей привлекательности для мужа.«Мысль семейная». Тема семьиС темой истинной и ложной красоты в романе тесно связана «мысль семейная». Автор создаёт на страницах «Войны и мира» несколько моделей семейных отношений. Перед мысленным взором читателя проходят семьи Курагиных, Болконских, Ростовых, Бергов, Бориса Друбецкого и Жюли Карагиной, Пьера Безухова и Элен, Пьера и Наташи, Николая Ростова и Марьи. Эти семьи можно сгруппировать на основе оппозиции «истинное — ложное».В толстовском понимании только та семья соответствует своему названию, в которой отношения между её членами основываются не только на кровном родстве, но и на духовной общности, любви и взаимопонимании. Таковы семьи Ростовых, Болконских, Пьера и Наташи, Николая и Марьи. Высокие гражданско-патриотические устремления, неукоснительное соблюдение законов чести свойственны отцу и сыну Болконским, в целом эту семью характеризуют духовные интересы, чувство долга, верность нравственным идеалам. Тёплая, любовная атмосфера царит в доме Ростовых, все радости и несчастья эта дружная семья переживает сообща. Судьбы Ростовых и Болконских неотделимы от народной судьбы. Вполне закономерно, что и у Наташи Ростовой, и у Марьи Болконской сложились счастливые семьи.Резкий контраст семьям Болконских, Ростовых составляют Курагины, Берги. Князь Василий тяготится своими отцовскими обязанностями, его главная забота — поскорей «сбыть с рук», выгодно пристроить своих отпрысков. Расчётливость и развращённость, эгоизм и бездушие, подлость — вот всё, чем наградило «семейное» воспитание Анатоля, Ипполита и Элен Курагиных. Автор подчёркивает противоестественность отношений этих людей, показывая, что мать Элен завидует собственной дочери, что Анатоль целует голые плечи сестры (об этом эпизоде с отвращением вспоминает Пьер). Убоги в своих потугах на светскость, в жажде приобретательства Берги (вспомним метания Берга по Москве, когда он в дни народных бедствий скупает за бесценок мебель, обустраивая «семейное гнёздышко»). Одержим стремлением приблизиться к светской верхушке Борис Друбецкой, именно этот мотив стал определяющим в выборе невесты — богачки Жюли Карагиной. Несостоятельность семейных отношений Пьера и Элен, Бергов и Друбецких проявляется в отсутствии детей у этих супружеских пар.«Мысль народная». Истинный и ложный патриотизм. Истинный и ложный героизмГоворя о своём произведении, Л.Н. Толстой отмечал, что в «Войне и мире» он любил «мысль народную». Исследуя народный характер, автор создаёт образы Платона Каратаева и Тихона Щербатого — это два представителя народа, воплощающие в себе наиболее значимые, по мнению Толстого, национальные черты: незлобливость, соборность, «роевое» начало, «дух простоты и правды» (Платон Каратаев) и отвагу, мужество и героизм (Тихон Щербатый). Тихон идеально приспособлен к боевым действиям, на войне он «один из самых нужных, полезных и храбрых людей», но писатель-гуманист, не принимая жестокости, тяготеет к людям каратаевского склада: ему ближе Давыдов, «не желавший марать честь солдата», «не имевший на совести ни одного человека», отпускавший пленных под расписку, и Петя Ростов, «чувствовавший любовь ко всем людям», нежели Долохов, не оставлявший врага в живых.Именно благодаря тому, что Отечественная война 1812 г. стала народной, Россия смогла разгромить наполеоновскую армию, обратить вспять французское нашествие. Народ, по мнению создателя эпопеи, является носителем нравственности и духовности.Все герои романа проходят проверку на истинность и жизненность по главному критерию — их способности приблизиться к народной жизни.Всем своим существом близка к народной жизни Наташа Ростова. Мы любуемся юной «графинечкой», пляшущей русский народный танец («Где, как, когда всосала в себя из того русского воздуха, которым она дышала, эта графинечка, воспитанная эмигранткой-француженкой, этот дух; откуда взяла она эти приёмы?» — недоумевает и восхищается автор), проникаемся гордостью за Наташу и её семью, жертвующих домашним скарбом, «детским» ради спасения раненых («Люди собирались около Наташи и до тех пор не могли поверить тому странному приказанию, которое она передавала, пока сам граф именем своей жены не подтвердил приказания о том, чтоб отдавать все подводы под раненых, а сундуки сносить в кладовые»). Готова разделить участь своего народа Марья Болконская: как замечает автор, ей было всё равно, что с ней станет, но она не могла согласиться принять покровительство «цивилизованных» захватчиков, как предлагала ей компаньонка-француженка Бурьен, т.к. это противоречило её нравственному чувству и патриотическому сознанию.Высшим званием для Андрея Болконского становится характеристика, данная ему солдатами: «наш князь». Пройдя длинный путь увлечений ложными идеалами, Пьер Безухов в итоге приходит к осознанию необходимости жить общей жизнью с народом: «Солдатом быть, просто солдатом! — думал Пьер, засыпая. — Войти в эту общую жизнь всем существом, проникнуться тем, что делает их такими».«Мысль народная» проявляется и в освещении проблем истинного и ложного патриотизма и героизма. Истинный патриотизм и героизм проявляют любимые герои Толстого. Только настоящих патриотов автор «допускает» на Бородинское поле, делает участниками решающего сражения — мы не встретим там ни карьеристов Друбецкого и Берга, ни даже государя императора. Кутузов, Болконский, Безухов, Тушин, Тимохин, безымянные солдаты, партизаны под предводительством Василия Денисова, Тихон Щербатый, старостиха Василиса, мужики Карп и Влас, купец Ферапонтов, жители Смоленска, Москвы, простые обыватели — вот кому, по мнению автора, обязана Россия своим освобождением от захватчиков. Всех этих людей объединяет «скрытая теплота патриотизма», непоказной героизм, состоящий в забвении собственных интересов ради общего дела — спасения Отечества. Меньше всего истинные патриоты думают о наградах. Навалившись «всем миром», они изгоняют врага с родной земли.Иначе ведут себя лжепатриоты, прикрывающие высокопарными речами свои низменные интересы. Таковы штабные офицеры, расценивающие службу как возможность сделать карьеру, нахватать побольше чинов и наград; таковы завсегдатаи салонов А.П. Шерер, Элен Безуховой, таков комендант Москвы Растопчин. В тот момент, когда решалась судьба России, «...спокойная, роскошная, озабоченная только призраками, отражениями жизни, петербургская жизнь шла по-старому; и из-за хода этой жизни надо было делать большие усилия, чтобы сознавать опасность и то трудное положение, в котором находился русский народ. Те же были выходы, балы, тот же французский театр, те же интересы дворов, те же интересы службы и интриги. Только в самых высших кругах делались усилия для того, чтобы напоминать трудность настоящего положения». До сатирического обличения поднимается негодующий голос автора, описывающего поведение Берга, притворяющегося патриотом: «…такого геройского духа, истинно древнего мужества российских войск, которое они — оно, — поправился он, — показали или выказали в этой битве 26 числа, нет никаких слов достойных, чтоб их описать... Я вам скажу, папаша (он ударил себя в грудь так же, как ударял себя один рассказывавший при нем генерал, хотя несколько поздно, потому что ударить себя в грудь надо было при слове "российское войско"), — я вам скажу откровенно, что мы, начальники, не только не должны были подгонять солдат или что-нибудь такое, но мы насилу могли удерживать эти, эти... да, мужественные и древние подвиги, — сказал он скороговоркой».«Какая сила движет народами?» Личность и историяСреди множества проблем, освещённых в романе-эпопее, одно из важнейших мест занимает проблема роли личности в истории. В своих философских отступлениях Толстой рассуждает о соотношении свободы и необходимости в жизни человека и народа. По мнению писателя, свободой выбора в большей степени располагает личность, стоящая внизу социальной лестницы. Чем выше положение, занимаемое личностью, тем более ограничена её возможность свободного выбора. В наименьшей степени вольны предпринимать какие-либо самостоятельные шаги люди, стоящие на вершине власти. Движение истории, по мысли Толстого, не может совершаться в результате волевых усилий одного человека — оно осуществляется под воздействием «силы, равной всему движению народов», то есть равнодействующей «всех произволов людей, участвующих в этих событиях». Таким образом, народ — главная движущая сила истории, а великая личность только до тех пор будет стоять во главе этого движения, пока она удовлетворяет потребностям эпохи, пока воля этой личности направлена в то же русло, что и воля народа: «Солдаты французской армии шли убивать русских солдат в Бородинском сражении не вследствие приказания Наполеона, а по собственному желанию. Вся армия: французы, итальянцы, немцы, поляки — голодные и измученные походом, в виду армии, загораживавшей от них Москву, чувствовали, что "вино откупорено и надо его выпить". Ежели бы Наполеон запретил им теперь драться с русскими, они бы его убили и пошли бы драться с русскими, потому что это было им необходимо».Решая проблему роли личности в истории художественными средствами, Л.Н. Толстой противопоставляет Наполеона и Кутузова, показывая превосходство русского полководца, понимающего характер происходящих событий и старающегося не мешать ходу истории, определяемому волей всего народа, объединённого в патриотическом порыве. В сцене совета в Филях Кутузов показан глазами крестьянской девочки, называющей его «дедушкой», — так, используя приём остранения, автор подчёркивает близость Кутузова к народу. В отличие от внешне пассивного, малоподвижного Кутузова, Наполеон полон энергии, развивает кипучую деятельность накануне и в ходе Бородинского сражения, всерьёз полагая, что от его приказов зависит исход битвы. Однако «из диспозиции его ничего не было исполнено, и во время сражения он не знал про то, что происходило впереди его. Стало быть, и то, каким образом эти люди убивали друг друга, происходило не по воле Наполеона, а шло независимо от него, по воле сотен тысяч людей, участвовавших в общем деле. Наполеону казалось только, что все дело происходило по воле его».Хотя личность, наделённая властью, сама является «орудием истории», ибо «что должно произойти, то произойдёт независимо от её воли», однако никто не снимает нравственно-этической ответственности с исторического лица. Именно поэтому Толстой обращает внимание читателя на заботу Кутузова о простых солдатах и снижает образ Наполеона, показывая его бездушие на фоне гибнущих при переправе через Неман польских кавалеристов: «Уланы цеплялись друг за друга, сваливались с лошадей, лошади некоторые тонули, тонули и люди, остальные старались плыть кто на седле, кто держась за гриву. Они старались плыть вперед на ту сторону и, несмотря на то, что за полверсты была переправа, гордились тем, что они плывут и тонут в этой реке под взглядами человека, сидевшего на бревне и даже не смотревшего на то, что они делали».Итак, «в исторических событиях так называемые великие люди суть ярлыки, дающие наименование событию, которые, так же, как ярлыки, менее всего имеют связи с самим событием».Л.Н. Толстой не на все свои вопросы дал читателю ответ, т.к. он считал, что «цель художника не в том, чтобы неоспоримо разрешить вопрос, а в том, чтобы заставить любить жизнь в бесчисленных, никогда не истощимых всех ее проявлениях». Видеолекция «Тематическое разнообразие и широта проблематики романа ''Война и мир''»: