53.
Литература конца XIX — начала XX вв.
Рубеж XIX—XX вв. (1890—1910 гг.) ознаменовался бурным расцветом науки, техники и — созданием оружия массового поражения, социальными катаклизмами. Пошатнулась вера людей в Бога, в возможность достижения мировой гармонии, в ценность отдельной личности; человек ощутил себя песчинкой, щепкой в водовороте событий. Катастрофичность бытия породила катастрофичность, разомкнутость сознания. В конце XIX вв. в Западной Европе, а затем и в России широкое распространение получили идеи Фридриха Ницше, провозгласившего гибель христианской морали и неизбежность появления «сверхчеловека», находящегося «по ту сторону добра и зла».Все эти события не могли не отразиться на мировоззрении деятелей культуры, в том числе литераторов. Деструктивные процессы, разворачивающиеся в сознании людей, привели к пересмотру традиционных ценностей. Писатель уже не мыслился как пророк, а литература — как учебник жизни. Главной целью искусства (не только западноевропейского, но и русского) стало не пробуждение «чувств добрых» в сердцах читателей, а самовыражение художника. Поэт Иннокентий Анненский охарактеризовал состояние современной ему литературы через сравнение с литературой Золотого века: «Старым мастерам» было присуще «чувство гармонии между элементарной человеческой душой и природой», а теперь «мелькает «я», которое хотело бы стать целым миром, раствориться, разлиться, в нём, «я» — замученное сознанием своего безысходного одиночества, неизбежного конца и бесцельного существования».Вместе с тем, рубеж XIX — XX веков ознаменовался «религиозным ренессансом». Религиозные философы Н. Бердяев, С. Булгаков, В. Розанов, П. Флоренский, Д. Мережковский и др. противопоставили проповедям классовой ненависти христианские ценности: Добро, Любовь, Красоту. Религиозные мыслители и ряд писателей (Б. Зайцев, И. Шмелёв, А. Ремизов и др.) пытались найти в учении Христапуть к спасению отчуждённого от вечных ценностей человечества.Русская литература всегда выполняла великую духовную миссию, провозглашённую А.С. Пушкиным — «глаголом жечь сердца людей». В конце XIX столетия ещё были живы крупнейшие представители Золотого века русской литературы: М.Е. Салтыков-Щедрин (1826—1889), И.А. Гончаров (1812—1891), А.Н. Островский (1823—1886), А.А. Фет (1820—1892), Н.С. Лесков (1831—1895), Л.Н. Толстой (1828—1910). Однако реализм как творческий метод был уже исчерпан. Жизнь, стремительно менявшаяся, требовала новых форм искусства...Даже те авторы, которые бережно восприняли традиции русской классической литературы, вели интенсивный творческий поиск. Принято считать реалистами А.П. Чехова, И.А. Бунина, А.И. Куприна, Л. Андреева, М. Горького, однако в их произведениях по-новому проявляется соотношение объективного и субъективного (авторского) начала, по-новому рассматриваются взаимоотношения человека и общества, искусства и действительности, по-новому решается проблема выбора литературного героя. Реалистическая проза этого периода не претендовала на знание истины, не поучала и не пророчествовала — она была диалогичной, звала к дискуссии, привлекала читателя к сотворчеству. В реалистических произведениях рубежа веков была значительно ослаблена роль сюжета: многие авторы отказались от внешней занимательности в пользу изображения внутренней жизни своих персонажей. А.П. Чехов подчёркивал, что изображает саму жизнь, её неостановимый поток, в котором «нет сюжетов» и всё смешано: «глубокое с мелким, великое с ничтожным, трагическое со смешным». В этой жизни нет героев, есть обычные люди: мелкие чиновники, интеллигенция «средней руки», босяки, крестьяне, солдаты, офицеры невысоких чинов — именно они стали персонажами произведений писателей-реалистов.Важной чертой литературы рубежа XIX — XX вв. стало внимание не только к социальным условиям жизни и психологии человека, но и к подсознанию как фактору, оказывающему значительное влияние на поступки и судьбу личности. Так, А.И. Куприн рассматривал зависимость «силы духа» от «силы плоти», Л. Андреев исследовал взаимодействие разума и инстинкта, М. Горький — интеллекта и инстинкта.Стремясь к изображению едва ощутимых, чуть заметных состояний души человека, авторы нуждались в новых инструментах повествования, которыми не располагал реализм XIX столетия. Поиск новых художественных принципов и средств изображения привёл к тому, что в реалистической прозе появились ранее несвойственные ей условность, обобщённость, символизм образов, пейзажей, мотивов.Наряду с реализмом на рубеже веков развивался модернизм, главными направлениями которого были символизм, акмеизм и футуризм. Модернисты были убеждены, что художник обладает даром преображать мир средствами искусства, способствовать духовному возрождению человечества. Так, Н.С. Гумилёв заявлял: «Руководство в перерождении человека в высший тип принадлежит религии и поэзии». Как теперь уже известно, цель творчества — преобразовать мир — не была достигнута, однако попытки её реализовать привели к высоким достижениям в области русского искусства, особенно в области поэзии, что снискало признания этого периода в развитии русской литературы Серебряным веком.«Сейчас с трудом представляют себе атмосферу того времени, — писал о Серебряном веке Николай Бердяев в своей «философской автобиографии» «Самопознание». — Многое из творческого подъёма того времени вошло в дальнейшее развитие русской культуры и сейчас есть достояние всех русских культурных людей. Но тогда было опьянение творческим подъёмом, новизна, напряжённость, борьба, вызов. В эти годы России было послано много даров. Это была эпоха пробуждения в России самостоятельной философской мысли, расцвет поэзии и обострение эстетической чувственности, религиозного беспокойства и искания, интереса к мистике и оккультизму. Появились новые души, были открыты новые источники творческой жизни, видели новые зори, соединяли чувство заката и гибели с надеждой на преображение жизни. Но всё происходило в довольно замкнутом кругу...»Искусство и философия Серебряного века отличались элитарностью, интеллектуализмом. Понятие Серебряный век уместно применять к образу мышления, который, будучи характерным для художников, при жизни враждовавших между собой, в конечном счёте слил их в сознании потомков в некую неразделимую плеяду, формировавшую ту специфическую атмосферу Серебряного века, о которой писал Бердяев.Поэты, составившие духовное ядро Серебряного века: Валерий Брюсов, Фёдор Сологуб, Иннокентий Анненский, Александр Блок, Максимилиан Волошин, Андрей Белый, Константин Бальмонт, Анна Ахматова, Николай Гумилёв, Марина Цветаева, Вячеслав Иванов, Игорь Северянин, Борис Пастернак, Георгий Иванов и многие другие.Поэты Серебряного века стремились преодолеть также и попытки второй половины XIX в. объяснять поведение человека социальными условиями, средой и продолжали традиции русской поэзии, для которой человек был важен сам по себе, важны его мысли и чувства, его отношение к вечности, к Богу, к Любви и Смерти в философском, метафизическом смысле. Поэты Серебряного века и в своём художественном творчестве, и в теоретических статьях и высказываниях подвергали сомнению идею прогресса для литературы. Например, один из ярчайших творцов Серебряного века, Осип Мандельштам писал, что идея прогресса — «самый отвратительный вид школьного невежества». А Александр Блок в 1910 г. утверждал: «Солнце наивного реализма закатилось; осмыслить что-либо вне символизма нельзя». Поэты Серебряного века верили в искусство, в силу слова. Поэтому для их творчества показательно погружение в стихию слова, поиск новых средств выражения. Они заботились не только о смысле, но и о стиле — для них был важен звук, музыка слова и полное погружение в стихию. Это погружение привело к культу жизнетворчества (неразделимости личности творца и его искусства).(По материалам: Серебряный век. ) Видеолекция «Литература конца XIX — начала XX вв.»: