67.
Поэма «Облако в штанах»
В январе 1914 г. поэт предпринял турне по России, в которое входила и поездка в Одессу. В этом городе Маяковский встретил Марию Денисову и безответно в неё влюбился. Это чувство дало импульс к созданию поэмы «Облако в штанах». Произведение было завершено летом 1915 г. — к этому времени Владимир Маяковский уже был не на шутку увлечён Лилей Юрьевной Брик. Именно ей он и посвятил поэму.Первоначальное название произведения — «Тринадцатый апостол» — не устроило цензуру, показалось кощунственным. Вот как поэт об этом рассказывал: «Когда я пришел с этим произведением в цензуру, то меня спросили: «Что вы, на каторгу захотели?» Я сказал, что ни в коем случае, что это никак меня не устраивает. Тогда мне вычеркнули шесть страниц, в том числе и заглавие. Это — вопрос о том, откуда взялось заглавие. Меня спросили — как я могу соединить лирику и большую грубость. Тогда я сказал: «Хорошо, я буду, если хотите, как бешеный, если хотите — буду самым нежным, не мужчина, а облако в штанах».В подзаголовке поэмы указано: «тетраптих» (четырёхчастная композиция). Действительно, поэма состоит из вступления и четырёх частей, в которых представлены четыре большие темы, четыре «долой»: «долой вашу любовь!», «долой ваше искусство!», «долой ваш строй!», «долой вашу религию!». Однако первоначально автор отнёс своё произведение к жанру трагедии.Поэма представляет собой монолог-исповедь лирического героя. Основной композиционный принцип построения произведения — антитеза.Во вступлении обозначена тема «поэт и пошлый мир обывателей»: «красивому, двадцатидвухлетнему» лирическому герою противопоставлен мир обыденности, те, кто неспособен понять поэта. В то время как герой меняется (от грубого и резкого, нахального и едкого до «безукоризненно нежного», ранимого), пошлый мир неизменен.Первый «долой!» посвящён теме любви, которая является центральной в поэме. Глава начинается с фразы, которая звучит как продолжение разговора-исповеди человека, жаждущего избавления от боли: «Вы думаете, это бредит малярия?». Лирический герой ждёт свою возлюбленную, но её всё нет. Терзания героя гиперболизированы, он — «жилистая громадина» — «стонет и корчится». Время словно остановилось. Автор использует приём антропоморфизма, чтобы передать напряжённость ожидания:Слышу:Тихо,Как больной с кровати,Спрыгнул нерв.И вот, —Сначала прошелсяЕдва-едва,Потом забегал,Взволнованный,Четкий.Теперь и он и новые дваМечутся отчаянной чечеткой.(Здесь фразеологизм «нервы расходились» представлен буквально).Кажется, мучения лирического героя достигли апогея, однако муки ожидания — ничто по сравнению с тем страданием, которое ему доставило признание Марии: «Знаете, / Я выхожу замуж». Лирический герой испытывает вселенское горе:Мама!Ваш сын прекрасно болен!Мама! У него пожар сердца.Скажите сестрам, Люде и Оле, —ему уже некуда деться.Каждое слово,даже шутка,которые изрыгает обгорающим ртом он,выбрасывается, как голая проституткаиз горящего публичного дома.<…>Глаза наслезнённые бочками выкачу.Дайте о ребра опереться.Выскочу! Выскочу! Выскочу! Выскочу!Рухнули.Не выскочишь из сердца! На лице обгорающемиз трещины губобугленный поцелуишко броситься вырос. Мама!Петь не могу.У церковки сердца занимается клирос! Обгорелые фигурки слов и чиселиз черепа,как дети из горящего здания.Так страхсхватиться за небовысилгорящие руки "Лузитании". Трясущимся людямв квартирное тихостоглазое зарево рвется с пристани.Крик последний, —ты хотьо том, что горю, в столетия выстони!Развёрнутая метафора горящего сердца-дома позволяет поэту передать накал терзающих его страстей, душевную боль от потери любви. Мир сытых, пошлый буржуазный мир похитил «Джиоконду» — таким именем наделяет Маяковский свою Марию, подчёркивая её исключительность.Вторая глава содержит «долой», направленный против буржуазного искусства. «Улица корчится безъязыкая — ей нечем кричать и разговаривать» — то, что создано «рафинированной» литературой, не подходит для выражения чувств простых людей, в том числе и лирического героя. Поэтому автор отрицает все то, что было прежде создано в сфере искусства:Я над всем, что сделано,Ставлю «nihil».Поэт противопоставляет себя «поэтикам», чуждым страданиям и заботам простых людей. В отличие от представителей искусства, боящихся уличной толпы, лирический герой Маяковского ощущает себя языком этой толпы, а свой долг видит в присутствии там, «где боль»; он готов отдать свое сердце во имя создания нового искусства. Маяковский вместе со своим героем за внешней неприглядностью видит золотую душу народа («Мы от копоти в оспе. Я знаю — солнце померкло б, увидев наших душ золотые россыпи»).В третьей части поэмы автор отрицает жестокий буржуазный мир и его героев: «железного Бисмарка», богача Ротшильда и Наполеона. Лирический герой призывает к кровавой революции, которая должна уничтожить пошлость жизни:Идите, голодненькие,потненькие,покорненькие,закисшие в блохастом грязненьке!Идите! Понедельники и вторникиокрасим кровью в праздники!Пускай земле под ножами припомнится,кого хотела опошлить!Лирический герой противостоит старому миру, предсказывает его гибель и объявляет себя тринадцатым апостолом:Я, обсмеянный у сегодняшнего племени,как длинный скабрезный анекдот,вижу идущего через горы времени,которого не видит никто.Где глаз людей обрывается куцый,главой голодных орд,в терновом венце революцийгрядет шестнадцатый год.А я у вас — его предтеча!Лирический герой мечтает о времени, когда будут возможны «миллионы огромных чистых любвей».В четвёртой части возвращается мотив тоски по любимой, герой молит Марию о взаимности, но она безмолвствует. И тогда лирический герой в отчаянии обрушивает свой гнев на Всевышнего. Так в поэму вплетается богоборческий мотив, четвёртый «долой» — четвёртый крик: «долой вашу религию!»:Всемогущий, ты выдумал пару рук,сделал,что у каждого есть голова, —отчего ты не выдумал,чтоб было без мукцеловать, целовать, целовать?!Я думал — ты всесильный божище,а ты недоучка, крохотный божик.Видишь, я нагибаюсь,из-за голенищадостаю сапожный ножик. Крыластые прохвосты!Жмитесь в раю!Ерошьте перышки в испуганной тряске!Я тебя, пропахшего ладаном, раскроюотсюда до Аляски!Поэма завершается картиной Вселенной:Эй, вы!Небо!Снимите шляпу!Я иду! Глухо. Вселенная спит,положив на лапус клещами звезд огромное ухо.Финал произведения проникнут авторской иронией: ведь Вселенная спит и не слышит бунтаря.К художественным особенностям поэмы следует отнести и такие черты, как контрастное соединение тонкого, проникновенного лиризма и — интонаций улиц и площадей, гиперболизация образов, масштабность и оригинальность сравнений и метафор, авторское словотворчество (Маяковский широко использует окказионализмы: «любёночек», «декабрый», «испешеходили» и др.). Основным изобразительным средством в этой поэме является метафора. Видеолекция «Поэма ''Облако в штанах''»: