77.
Роман «Мастер и Маргарита»
Произведение М. Булгакова «Мастер и Маргарита» имеет сложную жанровую структуру — это сатирический и социально-философский роман-миф.С одной стороны, в романе использованы библейские сюжеты и мотивы (мотив конца света, Страшного суда, расплаты «по делам своим»), которые неверующими людьми приравниваются к мифу. С другой стороны, в произведении показаны в сатирическом ключе социальные и нравственные пороки современного Булгакову общества. Наконец, автор поднимает философско-этическую проблему добра и зла как двух составляющих единого целого. Не случайно Воланд упоминает о своём знакомстве с Кантом. Этот немецкий философ признавал существование Бога как нравственного закона, идеи добра. Для писателя Бог — проявление высшей нравственности, и в этом Булгаков близок Достоевскому. Решающим доказательством, что Бог есть, является существование извечных нравственных ценностей. В романе Воланд символизирует зло, Иешуа — добро, эти герои не встречаются, однако ведут скрытую полемику на протяжении всего произведения.В романе представлены темы добра, истины, свободы, творчества, любви, верности, личной ответственности, лжи, зла, наказания.Тематика произведения соотносится с его проблематикой:Сложность и широта тематики и проблематики обусловила композиционное своеобразие произведения. «Мастер и Маргарита» — это «роман в романе» и «роман о романе».Произведение построено по принципу симметрии: «московские» главы и «ершалаимские» различны лишь внешне. Несмотря на то, что события этих частей романа отстоят друг от друга на много столетий, что они происходят в разных частях света, у московской и ершалаимской частей романа много общего: в Москве, как и в Ершалаиме, преследуется свободомыслие, от имени народа и по его «просьбам» вершится беззаконие, подвергаются преследованию талантливые люди; всё так же силён страх перед властью, люди всё так же склонны к предательству, корыстолюбивы и тщеславны; всё так же редки мужество, верность, любовь. Точкой пересечения (или соединения) этих миров является Мастер: он принадлежит им обоим — как создатель «ершалаимского» мира и как житель Москвы 20—30-х гг. XX в.Однако существует в романе и третий мир — мир вневременнОй, мир вечности, в котором находится осуждённый на вечность (а значит и на вечные муки совести) Понтий Пилат, где он же, прощённый прокураротор Иудеи, уходит вместе с философом Иешуа вверх по лунной дорожке; мир, в котором обрёл покой Мастер. Этот мир связывает с двумя другими мирами Маргарита. Она, спасая Мастера своей любовью, становится хозяйкой на балу Сатаны, она «устраивает» встречу Мастера с Воландом.Система образов романа построена на основе симметрии: в каждом из двух миров действуют как полные двойники (предатели и провокаторы Иуда и Алоизий Могарыч; «добрые люди», обрёкшие на мучительную смерть невинного философа, и «простые люди», от лица которых проводились репрессии и казни в Советском Союзе), так и неполные двойники (Мастер, струсивший и отрёкшийся от истины — кинувший в огонь свою рукопись, и Понтий Пилат, из трусости перед императором Тиберием отступившийся от истины и тем самым способствовавший казни Иешуа; разница между этими героями в том, что Мастер предал только себя, а его двойник — не только себя, но и другого человека). Неполное двойничество прослеживается и между образами Маргариты и Левия Матвея: оба они преданны и готовы на самопожертвование (Маргарита — ради Мастера, Левий Матвей — ради Учителя), однако Левий Матвей, в отличие от Маргариты, не понимает смысла учения, искажает его, в то время как Маргарита помогает Мастеру создавать роман, она его первая читательница.Композиционным стержнем романа является «заочный» спор о добре и зле, об истине и лжи, о справедливости и милосердии, который ведут два героя — Воланд и Иешуа Га-Ноцри. Эти герои ни разу не встречаются на страницах романа, но именно они являются антагонистами, составляют основную оппозицию в системе действующих лиц.Воланд прибывает в Москву, чтобы устроить свой бал, при этом он попутно чинит строгий и справедливый суд. Подвергаются наказанию взяточники и бюрократы, продажные критики и доносчики. Однако ни одного из наказанных Воланд и его свита не сделали лучше. Например, пьяница и ловелас Стёпа Лиходеев «совершенно перестал пить портвейн и пьет только водку, настоянную на смородиновых почках, отчего очень поздоровел. Говорят, что стал молчалив и сторонится женщин»; Алоизий Могарыч стал финдиректором Варьете, и его подчинённый, Иван Савельевич Варенуха жалуется шёпотом, что «такой сволочи, как этот Алоизий, он будто бы никогда не встречал в жизни и что будто бы от этого Алоизия он ждет всего, чего угодно». Иван Бездомный перестал писать бездарные стихи и теперь стал профессором института истории и философии, он в каждое полнолуние заболевает, видит кошмары, кричит и плачет во сне. Как видим, наказание не способствует совершенствованию человека. В отличие от Воланда, Иешуа не карает, а прощает, силой убеждения он влияет на Левия Матвея и других людей, своим милосердием он врачует душу и дарует прощение Понтия Пилата, награждает покоем Мастера и «ту, которая любила и страдала из-за него». Под влиянием Иешуа, олицетворяющего Добро, люди становятся лучше, совершенней. Таким образом, в извечном споре Добра и Зла Добро оказывается сильнее.Зло пытается оправдать своё существование. «…Что бы делало твое добро, если бы не существовало зла, и как бы выглядела земля, если бы с нее исчезли тени? Ведь тени получаются от предметов и людей. Вот тень от моей шпаги. Но бывают тени от деревьев и от живых существ. Не хочешь ли ты ободрать весь земной шар, снеся с него прочь все деревья и всё живое из-за твоей фантазии наслаждаться голым светом?» — говорит Воланд Левию Матвею, однако ученик Иешуа отказывается вступить в спор с князем тьмы, называя его «старым софистом». Тем самым автор даёт понять, что не всякий спор приводит к истине и что не стоит ожидать истины от сил Зла, даже если иногда Зло объективно приносит благо. Не случайно роману предпослан эпиграф — цитата из «Фауста» Гёте: «Я часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо». Обратим внимание на содержание этого высказывания: благо совершается помимо воли злых сил (их желание — творить зло — реализуется не так, как им бы хотелось, и в конечном итоге приводит к благу). Это одно из свидетельств, что Зло не всемогуще (вот и Воланд подчиняется просьбе Иешуа наградить Мастера покоем). Вспомним изречение Га-Ноцри: «…перерезать волосок может лишь тот, кто подвесил».Противостояние Добра и Зла, персонифицированных в Иешуа и Воланде, конкретизируется в локальной оппозиции, основанной на антитезе внешней и внутренней свободы. Бродячий философ, несмотря на своё беззащитное и зависимое положение, внутренне свободен; он боится физической боли, однако никакие страдания не могут заставить его покривить душой, отречься от убеждений, что «злых людей нет на свете», что «всякая власть — насилие», что трусость — «один из самых страшных пороков». В отличие от Иешуа, Понтий Пилат внешне свободен, у него в подчинении целая армия, однако его сковывает глубокий страх — страх потерять свою должность, страх перед гневом императора, страх навлечь на себя подозрения первосвященника Каифы. Не случайно он возразит философу: «трусость … самый страшный порок».В «московских» главах романа с большим мастерством Булгаков рисует современный ему быт, мир искусства 20—30-х гг. При этом писатель не скрывает едкую, злую насмешку. Он широко применяет комические ситуации, использует приёмы сатирического изображения: гротеск, иронию, пародию, гиперболу, говорящие имена.Богат и афористичен язык произведения. В нашу речь вошли философски глубокие и остроумные, серьёзные и шутливые изречения со страниц романа: «никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами всё дадут!», «Каждому воздастся по его вере», «Люди, как люди… квартирный вопрос только испортил их…», «Тот, кто любит, должен разделять участь того, кого он любит», «Правду говорить легко и приятно», «Рукописи не горят», «Свежесть бывает только одна — первая, она же и последняя».М.А. Булгаков заканчивал роман, уже будучи смертельно больным. На одной из страниц рукописи автор оставил заметку: «Дописать, прежде чем умереть!». Ему удалось завершить многолетний труд, однако писатель не подозревал, каким успехом этот труд увенчается. Разговаривая о судьбе «Мастера и Маргариты» с женой, Михаил Афанасьевич, сомневался, что его детище хоть когда-нибудь станет известно читателям: «"Что будет?" — ты спрашиваешь. Не знаю. Вероятно, ты уложишь его в бюро или шкаф, где лежат убитые мои пьесы, и иногда будешь вспоминать о нем. Впрочем, мы не знаем нашего будущего…». Видеолекция «Роман ''Мастер и Маргарита''»: