81.
Роман «Доктор Живаго»
Ещё зимой 1917 — 1918 гг. Борис Леонидович Пастернак задумал создать произведение о судьбе России в революционную эпоху. «Эта вещь будет выражением моих взглядов на искусство, на Евангелие, на жизнь человека в истории и на многое другое… Атмосфера вещи  — моё христианство…». Реализация этого замысла пришлась на 40-е годы.Вначале были опубликованы стихи, затем в 1956 г. Пастернак передал рукопись романа в редакцию «Нового мира». Однако произведение подверглось разгромной критике: члены редакции адресовали Борису Леонидовичу письмо, в котором говорилось об «идейном отщепенчестве» главного героя и об «антинародном духе» самого произведения. Пришёл отказ в публикации и от издательства «Художественная литература». В конце 1957 г. «Доктор Живаго» вышел в Италии. В то время как в Советском Союзе писателя клеймили за «антинародность» его детища, в Европе роман был выдвинут на присуждение его автору Нобелевской премии, после чего жизнь Бориса Леонидовича стала невыносимой.Из-за чего же так ополчились чиновники от литературы на это произведение?Пастернак утверждал в своём романе «Доктор Живаго» самоценность человеческой жизни, право личности на внутреннюю свободу, право быть самим собой. Как известно, писатель понимал неизбежность хода истории, принимал идеи обновления жизни, однако он не мог принять жестокости, с которой это обновление производилось. В «Докторе Живаго» Б.Л. Пастернак передал своё противоречивое отношение к революции и последовавшим за нею событиям.Действие романа охватывает 1903  — 1929 годы. В основе сюжета — история жизни нескольких семей, связанных дружескими и родственными узами. Как и в эпопеях Льва Толстого («Война и мир») и М. Шолохова («Тихий Дон»), в романе Б. Пастернака судьбы героев напрямую связаны с историческими событиями в жизни России и отражают её судьбу.С главным героем произведения, Юрием Живаго, мы знакомимся, когда он ещё ребёнок, девятилетний мальчик. Читатель становится свидетелем духовного роста героя. Жизнь доктора Живаго и его близких разрушена двумя революциями, гражданской войной. В его душе происходит напряжённая работа по осмыслению происходящего. Он попадает к красным, вынужден против своей воли участвовать в вооруженной борьбе. Юрий пытается понять, как ему быть, что делать, что принимать и что отвергать. Живаго не хочет участвовать в противоборстве двух сторон, он пытается занять нейтральную позицию, чтобы суметь увидеть и оценить исторические события с общечеловеческой точки зрения: «Изуверства белых и красных соперничали по жестокости, попеременно возрастая одно в ответ на другое, точно их перемножали». Именно на внутренней, духовной, жизни своего героя сосредоточивает своё внимание автор  — и, как следствие, главная смысловая нагрузка ложится в романе на монологи и стихи героя.Отнюдь не случайно Ю. Живаго врач  — лицо официально нейтральное, согласно международным конвенциям. Нежелание героя участвовать в какой-то переделке мира подтверждается всей его жизнью. Юрий одновременно слабый и сильный человек. Слабость его проявляется в том, что он не оказывает серьёзного «давления» на жизнь, не умеет изменить обстоятельства. Сила этого героя  — в его нравственности, основанной на христианских ценностях, в способности понимать жизнь как единство мира, человека и вселенной, как торжество «духа живого».Все действующие лица романа сопоставлены с Живаго. Особая роль при этом принадлежит женским персонажам. Юрий любит свою жену Тоню, которая олицетворяет собой семейный уют, тепло домашнего очага. Эта хрупкая женщина отличается самоотверженностью и стойкостью, она отдаёт себя всецело заботе о детях, семье. В отношениях с Антониной Юрий проявляет стремление к «жизнеустройству», к тихой частной жизни в кругу близких. Лара, в отличие от Антонины, вовлекает Юрия в другие сферы, любовь к этой женщине заставляет его размышлять о природе, истории, судьбах России. «Загадка жизни, загадка смерти, прелесть гения, прелесть обнажения, это пожалуйста, это мы понимали. А мелкие мировые дрязги вроде перекройки земного шара, это извините, увольте, это не по нашей части»,  — характеризует Лара своего возлюбленного.Удивительно ёмко охарактеризовал суть романа, а также главного героя и самого автора литературовед Д. Быков: «Герой романа сделал в своей жизни все, о чем мечтал и чего не сумел сделать вовремя его создатель: он уехал из Москвы сразу после революции, он не сотрудничал с новой властью ни делом, ни помышлением; он с самого начала писал простые и ясные стихи. Судьба одиночки, изначально уверенного в том, что только одиночки и бывают правы, и стала фабулой романа. В 1947 году Пастернак понял то, над чем бился двадцать лет: сюжетом книги должна была стать его собственная жизнь, какой он хотел бы ее видеть».Композицию романа можно считать кольцевой: начинается повествование эпизодом смерти матери Живаго, завершается  — смертью главного героя. В произведении присутствует мотив крестного пути героя, мотив памяти. Основной принцип написания  — антитеза, противопоставление «мертвого» и «живого».Хотя роман строится на основе принципа сцепления эпизодов (вспомним «Войну и мир»  — тот же композиционный принцип), а судьбы героев и события их жизни подчинены ходу истории, это произведение нельзя назвать ни историческим романом, ни эпопеей. В нём слишком много условностей, символических встреч, монологов, в которых герои выражают своё отношение к жизни, свои заветные мысли, символических деталей и образов (пути, свечи, ветра, бури, вьюги и т.д.).По мнению Бориса Леонидовича, поэзия и проза  — это полюса, которые «не существуют отдельно». Видимо поэтому Пастернак сделал своего героя поэтом, подарив ему цикл прекрасных стихов, которые помещены в приложении к роману, однако, по сути, являются его сердцевиной.Академик Д.С. Лихачёв классифицировал этот роман как «род автобиографии», «биографии времени»: «Это духовная автобиография, лирическая исповедь Пастернака». По мнению других исследователей творчества Пастернака, роман «Доктор Живаго» следует рассматривать как «прозу лирического самовыражения».Наконец, существует мнение, что роман Пастернака  — «притча, полная метафор и преувеличений. Она недостоверна, как недостоверна жизнь на мистическом историческом переломе». Так или иначе мы определим жанр этого произведения, ясно одно: «Доктор Живаго»  — свидетельство высокого художественного таланта Мастера.««Доктор Живаго»  — крик исстрадавшегося человека, всю жизнь вынужденного ломать себя по принуждению не только власти, всегда одинаково глухой и ограниченной, но и собственной совести. Человек, в 1931 г. спрашивавший воображаемого собеседника: «Но как мне быть с моей грудною клеткой?» — в 1947 г. нашел ответ. «Доктор Живаго»  — крик об одном: «Прав я, а не вы все!» (Быков Д.Л. «Борис Пастернак»).ПРИЛОЖЕНИЕО главном герое романа:«… Носитель авторской мысли не изменяется, не ошибается, с самого начала дает всему точную оценку (разве что революция на короткий миг показалась ему «великолепной хирургией» — и то он очень быстро понял ей цену, не разделив с современниками ни одного из гипнозов и соблазнов). Вокруг этого неподвижного героя, который уже и в двадцать лет понимает все, как надо, — как вокруг атомного ядра, вращаются по своим пересекающимся орбитам менее весомые, «служебные» персонажи. Доктор встречается с ними, как земля с кометой Галлея, — главным образом для того, чтобы собственной неизменностью подчеркнуть разящие перемены в них.«И вот все мои построения пошли прахом. Завтра меня схватят. Меня схватят и не дадут оправдываться. Сразу набросятся, окриком и бранью зажимая рот. Мне ли не знать, как это делается?» <…>Все персонажи романа сопоставляются с Живаго, на всех ложится отсвет его личности, каждого просвечивает его беспощадное зрение  — взгляд поэта, по выражению Юнны Мориц, «шелуху милосердно сдирающий разом». В этом и смысл композиции, построенной на бесчисленных встречах главного героя с второстепенными: оставаясь неизменным на разных этапах своей и общей биографии, Живаго помогает автору подчеркнуть благотворные, а чаще гибельные перемены, происходящие с теми, кто доверился чужим мнениям и соблазнам времени.<…>Отсутствие у Живаго черт «интересного человека», гения  — осознанный пастернаковский выбор. Важно не то, что он гений,— это из разряда посмертных оправданий: «Вот, мы его не знали, а он вон какой был». Важно, что у обычного человека, ничем не выделяющегося из толпы, не наделенного никакими индульгенциями, — есть врожденное общечеловеческое право не разделять заблуждений эпохи, не убивать себе подобных, не ходить в общем строю! Этого права ничем не надо обеспечивать  — ни происхождением, ни гениальными стихами; Живаго прежде всего человек  — и уж только потом поэт, этим он и интересен, в отличие от Маяковского, превыше личной ставящего свою поэтическую ипостась. Живаго действительно может быть определен главным образом апофатически  — то есть от противного: мы не можем сразу сформулировать, кто он такой, ибо масштаб его личности, как и бытие Божие, «не доказуется, а показуется». Мы можем сказать лишь, кем он не является: он не сломавший себя интеллигент, не обыватель, исповедующий правила «среднего вкуса», не революционный фанатик, не борец с властью, не диссидент, не «умелец жизни». То есть  — не пошляк.<…>О христианстве Юрия Живаго тоже много спорят, и главная претензия к Пастернаку тут  — отождествление героя с Христом. В этом видят гордыню, забывая о том, что и Достоевский мечтал написать своего Христа  — «положительно прекрасного человека»: именно так задуман «Идиот». Пастернак всего лишь ставил себе задачу написать об очень хорошем человеке как он его понимал; и доказать, что очень хороший человек  — как раз и есть самый честный последователь Христа в мире. Потому что жертвенности и щедрости, и покорности судьбе, и неучастия в убийствах и грабежах  — вполне достаточно, чтобы считать себя христианином». (Быков Д.Л. «Борис Пастернак») Видеолекция «Роман ''Доктор Живаго''»: