85.
Повесть «Один день Ивана Денисовича»
Повесть «Один день Ивана Денисовича» (1959) была написана Александром Исаевичем Солженицыным за сорок дней; она стала первым произведением о советских концлагерях.Автор разоблачает политическую систему «родного» государства, показывая судьбу простого русского человека, ни за что лишённого свободы, обвинённого в измене родине: « …в феврале сорок второго года на Северо-Западном окружили их армию всю… И стрелять было нечем. И так их помалу немцы по лесам ловили и брали…». Иван Денисович Шухов пробыл в плену всего «пару дней», затем убежал, чудом добрался до своих. За патриотизм и героизм родная страна отплатила Шухову сроком. С горечью рассказывает автор, как Шухов помогал следователю придумывать «состав преступления» — несуществующее задание немецкой разведки, которое «выполнял» Иван Денисович в рядах Красной Армии. Показывая жестокость и безнравственность власти, автор подчёркивает доброту и благородство своего героя — простого человека из народа. Шухов сумел сохранить душу, не озлобился, не отгородился обидой от окружающего мира. А мир этот убог и страшен. Все порядки и законы, действующие в лагере, направлены на подавление личности и уничтожение человеческого достоинства. Голодное существование, грубость лагерного начальства, отлаженная система наказания за малейшую провинность, засилье «блатных» лишают заключённого уверенности в том, что он доживёт до освобождения, что, покидая нары на рассвете, он уляжется на них вечером. Казалось бы, в таких условиях Шухов должен опуститься, нравственно погибнуть, но этого не происходит. Иван Денисович крепко держится за выработавшуюся в лагерном быту систему нравственных запретов: НЕ клянчить, НЕ «шакалить», НЕ доносить, НЕ лизать тарелки, НЕ отлынивать от работы («В лагере вот кто подыхает: кто на санчасть надеется да кто к куму ходит стучать»). Шухов стойко несёт своё бремя. Именно такие люди, как он, противостоят бесчеловечному режиму, они живут не по волчьим законам, навязываемым им государством, а по совести («Вот что… Николай Семёнович…я вроде это…болен — совестливо, как будто зарясь на чужое, сказал Шухов»).Главный герой рассказа является носителем русского национального характера. Особенно яркой его чертой является потребность в труде. Несмотря на то, что труд подневольный, Шухов с азартом работает на стройке, хозяйственно заботится о том, чтобы не пропадал понапрасну цемент. У него «золотые» руки: Иван Денисович и каменщик, и сапожник, и плотник, и резчик толя. «Кто два дела руками знает, тот ещё и десять подхватит», — говорит о нём автор. Всем своим поведением Шухов подтверждает толстовскую мысль, озвученную Пьером Безуховым: душу нельзя взять в плен. Именно поэтому Иван Денисович «уж сам не знал, хотел он воли или нет»: формальное освобождение уже ничего не изменит в системе ценностей героя, обладающего внутренней свободой — свободой духа. Эта идея проявляется в результате соотнесения Шухова с другими лагерными заключёнными: простой крестьянин превосходит своими душевными качествами капитана Буйновского, интеллигента кинорежиссёра Цезаря и других. «Жить не по лжи», следовать принципу «не верь, не бойся, не проси» — норма поведения Ивана Денисовича и самого автора. (Как известно, прототипами этого героя были солдат-артиллерист из батареи, которой командовал на фронте Солженицын, и сам автор — заключённый № 854).Несмотря на художественную форму, рассказ близок к документальному — так точны в нём реалии лагерного быта. Однако эффект жизненной убедительности и психологической достоверности, производимый рассказом, является результатом не только стремления писателя к максимальной точности, но и мастерства, с которым выстроена композиция произведения. Повествование строится вокруг психологических «узлов» — точек наивысшего напряжения, когда Шухов в течение одного дня неоднократно оказывается между жизнью и смертью. Используя «кинематографический» приём, автор даёт крупным планом мельчайшие детали, от которых зависит жизнь его героя. Предельная детализация не делает повествование монотонным благодаря психологическому напряжению, с которым читатель следит за событиями одного дня, являющегося синекдохой жизни Ивана Денисовича. Следует отметить, что сжатие времени и концентрация пространства — один из основных законов, по которым строится художественная проза А.И. Солженицына.Именно потому, что один день является моделью всей жизни главного героя, хронологические и хронометрические детали имеют в рассказе символическое значение.Понятия «день» и «жизнь» сближаются понятием «срок» и подаются как синонимы; на страницах произведения неоднократно упоминается время, часы с двигающимися стрелками, за которыми следят осуждённые — идёт отсчёт их жизни в заключении, отнятой у них жизни. «Таких дней в его сроке от звонка до звонка было три тысячи шестьсот пятьдесят три.Из-за високосных годов — три дня лишних набавлялось», — сухо, подчёркнуто-сдержанно констатирует автор, завершая рассказ.Художественное пространство рассказа многокомпонентно: реальное, физическое — густо населено осуждёнными, надзирателями, охранниками. Это пространство несвободы. Плотность его неравномерна: в нём имеются «мёртвые зоны» (участки, которые нужно как можно быстрее миновать, чтобы не попасться на глаза лагерному начальству) и относительно безопасные ниши (например, барак с его спасительной теснотой). Лагерное пространство — пространство несвободы — выстроено концентрически: барак — зона — степь — стройка. Внутреннее пространство — пространство свободы (оно вмещает в себя родную деревню Шухова, Россию, мир) — живёт в памяти главного героя. Каждый герой несёт в себе своё внутренне пространство — составленное из воспоминаний, представлений о будущем.Следует отметить художественное своеобразие языка этого произведения. Весь рассказ представляет собой несобственно-прямую речь, в которой голос автора и его героя сливаются воедино. Тем самым достигается глубина повествования: рассказывается и о том, что доступно пониманию Шухова, и о том, что находится в компетенции только автора. Язык рассказа несёт в себе элементы сказа: диалектные и просторечные слова, маркирующие речь главного героя, а также «лагерные», т.е. жаргонные слова, передающие атмосферу особого мира — мира несвободы. Солженицын почти не использует метафор, добиваясь максимального эффекта «нагой» речи. В качестве средств выразительности автор использует пословицы и поговорки. Хотя речь героя далека от книжной, она выразительна и афористична.До появления рассказа «Один день Ивана Денисовича» никто не осмеливался описать ад советских лагерей, показать тотальную несправедливость и жестокость, с которой государство уничтожало своих граждан, выразить мысль о том, что история тоталитаризма началась при Ленине, а Сталин всего лишь продолжил начатое. Александр Исаевич с большим художественным мастерством открыл для «несидевшей» части народа оборотную сторону жизни советского государства. Видеолекция «Повесть ''Один день Ивана Денисовича''»: